Содержимое

«Они полагают венцы свои перед престолом, говоря: достоин Ты, Господи, принять славу и честь и силу: ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено»     (Откр. 4:11).

Когда Бог творил вселенную, Его единственной целью было сделать Свое творение причастником Своего совершенства и блаженства, с тем чтобы показать в нем славу Своей любви, мудрости и силы. Бог желал открыть Себя в сотворенных существах и через них, передав им столько Своей собственной благости и славы, сколько они могли вместить. Но эта передача не была такой, что творение могло обладать этим в самом себе, определенную жизнь или благость, которую они сами могли подпитывать и ею распоряжаться. Ни в коем случае. Но так как Бог является вечно живущим, вездесущим и вечно действующим, Который содержит все словом Своей силы, и в Котором все находит свое существование, отношение творения к Богу может быть лишь в виде непрекращающейся и абсолютной зависимости. Насколько является истинным то, что Бог однажды сотворил все Своей силой, настолько же истинно то, что Бог той же силой каждое мгновение все и содержит. Творение должно не только оглядываться на начальный момент своего происхождения и начала своего существования, признавая, что оно всем обязано Богу; но его главной заботой, его наивысшей силой и единственным счастьем, сейчас и во всей вечности, является то, чтобы предоставить себя в качестве пустого сосуда, в котором Бог может жить и проявлять Свою силу и благость.

Та жизнь, которую даровал Бог, не вкладывается раз и навсегда, но в каждый момент непрерывно, благодаря непрекращающемуся действию Его могучей силы. Смирение, положение всецелой зависимости от Бога, исходя из самой природы вещей, является первой обязанностью и наибольшей силой творения, а также корнем всякой добродетели.

И поэтому гордость, или отсутствие такого смирения, является корнем любого греха и зла. Когда те ангелы, которые сегодня являются падшими, начали смотреть на себя с самодовольством, это привело их к непослушанию, и они были изгнаны из света небес во тьму внешнюю. То же самое произошло и тогда, когда змей вдохнул яд своей гордости, желание быть как Бог, в сердца наших первых родителей, и они также ниспали со своей высокой позиции во всякое непотребство, в котором живет нынешний человек. На небесах и на земле гордость и самовозвышение являются вратами и рождением, и проклятием ада.

Отсюда следует, что ничто иное не может быть нашим искуплением, как восстановление «потерянного смирения», первоначального и единственно правильного отношения творения к своему Богу. Для того и пришел Иисус, чтобы вернуть смирение на землю, сделать нас его причастниками, и благодаря этому спасти нас. На небесах Он смирил Себя, чтобы стать человеком. То смирение, которое мы видим в Нем, пропитывало Его на небесах; оно привело Его сюда, и Он принес его оттуда. Здесь, на земле, «Он смирил Себя, быв послушен даже до смерти». Его смирение сделало Его смерть бесценной, что стало нашим искуплением. И теперь то спасение, которое Иисус дает нам - это не меньше и ничто иное, как передача Его собственной жизни и смерти, Его собственного положения и духа, Его собственного смирения как почвы и корня, Его отношения к Богу и Его искупительного труда. Иисус Христос занял место человека и исполнил его судьбу как творения, благодаря собственной жизни и совершенному смирению. Его смирение - это наше спасение. Его спасение - это наше смирение.

И поэтому жизнь спасенных Им святых должна нести на себе отпечаток избавления от греха и полного восстановления его первоначального состояния, когда у человека было правильное отношение к Богу, и он был запечатлен всепоглощающим смирением. Без этого не может быть ни истинного пребывания в Божьем присутствии, ни переживания Его благоволения и силы Его Духа. Без этого невозможна ни пребывающая вера, ни любовь, ни радость, ни сила. Смирение - это единственная почва, на которой коренится благодать, а отсутствие смирения является достаточным объяснением любого недостатка и неудачи. Смирение не является благодатью или силой, но это корень всему, так как оно одно занимает правильное положение перед Богом и позволяет Ему, как Богу, делать все.

Бог сотворил нас разумными существами, так что чем больше истины мы видим в реальной природе или абсолютной необходимости заповеди, тем с большей готовностью и послушанием мы будем его выполнять. Призыв к смирению слишком мало рассматривается в Церкви, так как его истинная природа и значение понято слишком мало. Это не то, что мы приносим Богу или получаем от Него в подарок, но это попросту чувство собственной незначительности, которое приходит тогда, когда мы видим, что Бог является всем, и при котором мы предоставляем Богу возможность быть всем. Когда творение осознает, что это и есть истинное благородство, и соглашается со всей своей волей, своим разумом и своими привязанностями быть той формой или тем сосудом, в котором жизнь и слава Бога будут действовать и проявлять себя. Такой человек видит, что смирение - это попросту признание своего истинного положения в качестве творения и предоставления Богу Его места.

В жизни искренних христиан, тех, которые стремятся к святости, смирение должно быть главной чертой их праведного характера. Часто говорят, что это не так. Да не будет так, чтобы в учении и примере для Церкви оно не заняло места чрезвычайной важности, которое принадлежит ему по праву. И это, в свою очередь, отдание долга, который образовался из-за пренебрежения этой истиной, которая обладает такой силой и таким влиянием, что делает такими смиренными и ангелов, и самых святых на небесах. Итак, первой и самой большой отличительной чертой Божьего творения, секретом его блаженства является смирение и собственная незначительность, которая дает возможность Богу быть всем.

Я уверен, что многие христиане признают, что их опыт в этом очень похож на мой собственный, а именно: что мы, долгое время зная Господа, не осознавали, что кротость и смирение сердца должны быть отличительной чертой ученика, как это было у Учителя. И далее, что это смирение не является такой вещью, которая приходит сама по себе, но оно должно быть сделано объектом особого желания и молитвы, и веры, и практики. Если мы будем изучать Слово, то увидим, какие очень определенные и часто повторяющиеся инструкции Иисус давал Своим ученикам на эту тему, а также то, как медленно до них доходило понимание сказанного Им. Давайте же во время своих размышлений признаем, что ничто не является настолько естественным для человека, настолько коварным и скрытым от наших глаз, настолько трудным и опасным, как гордость. Давайте прочувствуем, что ничто иное, кроме решительного и настойчивого ожидания Бога и Христа, не обнаружит, насколько нам не хватает благодати смирения. Давайте исследовать характер Христа до тех пор, пока наши души не наполнятся любовью и восхищением Его смирения. Давайте веровать в то, что, когда мы сокрушены чувством собственной гордости и бессилия самим избавиться от нее, Иисус Христос Сам придет к нам, чтобы дать нам необходимую благодать как часть Своей чудесной жизни внутри нас.

Выпуски