Содержимое

Слава Богу в вышних! Мы славим Тебя, благословляем Тебя, поклоняемся Тебе за Твою великую славу!

Господи, я произнёс то, чего не понимал. Это слишком чудесно для меня, и я не знал этого. Я лишь слышал о Тебе, но теперь мои глаза видят Тебя, и я признаю, что я - пыль и прах. О Господь, я полагаю руку на уста свои. Однажды, даже дважды говорил я, но больше не буду...

Пока я размышлял, во мне горел огонь. Господи, я должен говорить о Тебе, чтобы своим молчанием не оскорбить Твоих детей. Ты сделал так, что в этом мире глупое смешивается с мудрым, слабое - с сильным. О Господь, не оставь меня! Дай мне показать Твою силу нынешнему поколению и Твоё могущество всем, кто придёт потом. Взрасти пророков и провидцев в Твоей Церкви, чтобы они умножили Твою славу на земле, и через Твой всемогущий Дух дай Твоему народу вновь познать святость. Аминь.

Моральный шок, который мы пережили из-за великого разрыва с волей небес, принёс нам болезнь, поразившую каждую частицу нашей натуры. Эта болезнь - и в нас самих, и в том, что нас окружает.

Внезапное понимание собственной порочности, подобно удару с неба, поразило дрожащее сердце Исаии в тот самый момент, когда он увидел перевернувшее его взгляды видение святости Бога. Его исполненный боли крик: «Горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами,- и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Ис. 6:5) - выражает чувства каждого человека, которому открылась скрытая ранее собственная сущность, когда он в мыслях увидел перед собой ту святую безупречность, которая есть Бог. Такое видение не может не сопровождаться сильным эмоциональным переживанием.

Пока мы не увидим себя такими, какими видит нас Бог, мы едва ли будем беспокоиться о том, что нас окружает, если только это не будет так или иначе угрожать комфорту нашей жизни. Мы научились жить с пороком и привыкли смотреть на него как на нечто естественное и само собой разумеющееся. Мы не расстраиваемся оттого, что не находим правды в наших учителях, или совершенной честности в торговцах, или полной доверительности в друзьях. Чтобы существовать дальше, мы создаём законы, которые защищают нас от других людей и сохраняют всё так, как есть.

Ни тот, кто пишет эти слова, ни тот, кто их читает, не могут оценить святость Бога. Можно сказать, что через пустыню наших умов должен быть прорыт новый канал, для того чтобы дать возможность течь сладким водам истины, которые исцелят нашу великую болезнь.

Мы не можем понять истинное значение Божественной святости, думая о ком-то или о чём-то очень чистом и непорочном, а потом поднимая это понятие до самой высокой степени, какую только можем себе представить. Божья святость - это не просто самое лучшее, что мы знаем, улучшенное до бесконечности. Мы не знаем ничего, подобного Божьей святости. Она стоит в стороне от всего, она уникальна, она не имеет себе равных, она непостижима и недосягаема. Естественный человек не видит её. Он, может быть, боится могущества Бога и восхищается Его мудростью, но Его святость он даже не может себе представить.

В Священном Писании Бог Сам раскрывает Свою сущность и наделяет её личностными свойствами и моральным содержанием. Бог - абсолютная квинтэссенция нравственного совершенства, Он бесконечно совершенен в праведности, чистоте, честности и непостижимой святости. И со всеми этими качествами Он не был сотворён, Он ни от кого не зависит, Он непостижим для человеческой мысли, и Его невозможно выразить словами.

Благодаря самораскрытию Бога в Священном Писании и откровению от Святого Духа, христианин получает всё и ничего не теряет. К его собственному представлению о Боге добавляются две связанные между собой концепции: концепция личности и концепция морального характера, но при этом остаётся изначальное чувство удивления и страха в присутствии наполняющей мир тайны. Сегодня он может с радостью взывать: «Авва, Отче, Господь мой и Бог мой!» А завтра может стоять на коленях и с глубоким трепетом восхищаться Всевышним и поклоняться Ему.

Святость - это характеристика бытия Бога. Для того чтобы быть святым, Он не подстраивается ни под какой стандарт. Он Сам - этот стандарт. Он абсолютно свят с бесконечной, непостижимой полнотой чистоты, которая не может быть ничем иным, кроме того, что она есть. Поскольку Он свят, все Его атрибуты святы; то есть всякий раз, когда мы думаем о чём-то принадлежащем Богу, мы должны думать об этом как о святом.

Бог свят, и Он сделал святость моральным условием, необходимым для здоровья Вселенной. Временное присутствие греха в мире только подчёркивает это. Всё, что свято, - здраво, а зло - это нравственная болезнь, которая, в конце концов, должна закончиться смертью.

Поскольку Бог, прежде всего, заботится о нравственном здоровье Вселенной, то есть о её святости, всё, что направлено против святости Вселенной, постоянно вызывает Его неудовольствие. Чтобы сохранить Своё творение, Бог должен уничтожить всё, что может послужить уничтожению Его творения. Бог гневается, когда решает покончить с пороком и спасти мир от окончательного морального падения. В истории мира всякий исполненный гнева суд Божий был действием, направленным на сохранение творения. Святость Бога, гнев Бога и здоровье Божьего творения неразрывно связаны между собой. Божий гнев - это Его непримиримое отношение ко всему, что ведёт к деградации и гибели. Он ненавидит порок, как мать ненавидит полиомиелит, который может унести жизнь её ребёнка.

Бог свят абсолютной святостью, не знающей степеней, и эту святость Он не может передать Своему творению. Но есть относительная и зависящая от обстоятельств святость, которую Он разделяет с Ангелами и Серафимами на небесах и с искупленными людьми на земле, где эти люди готовятся к жизни на небесах. Эту святость Бог может передать и передаёт Своим детям. Он делится с ними этой святостью, вменяя им её в заслугу. Поскольку Он сделал эту святость доступной для них через Кровь Агнца, Он требует, чтобы у них была эта святость.

Бог говорил сначала Израилю, а потом и Своей Церкви: «Будьте святы, потому что Я свят» (1 Петр. 1: 16). Он не сказал: «Будьте святы, как Я», потому что это означало бы потребовать от нас абсолютной святости, чего-то такого, что принадлежит только Богу. Перед несотворённым огнём Божьей святости Ангелы закрывают лицо. Ни один честный человек не может сказать: «Я свят», но при этом ни один честный человек не захочет игнорировать важные слова, написанные автором Послания к Евреям по вдохновению свыше: «Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа» (12:14).

Что делать христианам, чтобы разрешить это противоречие? Мы должны, подобно Моисею, укрыться за верой и скромностью. Бог не презрит сокрушённых сердцем. Нам необходимо укрыться во Христе, подобно тому, как Моисей спрятался в расселине скалы, когда слава Божья проходила мимо него. Мы должны укрыться от Бога в Боге. Прежде всего, мы должны верить, что Бог видит нас совершенными в Своём Сыне, дисциплинируя, сдерживая и очищая нас, чтобы мы могли быть сопричастны Его святости.

Веря, повинуясь, постоянно размышляя о святости Бога, любя праведность, ненавидя порок и всё больше исполняясь Духом святости, мы вместе со всеми святыми на земле подготовимся к вечной жизни с Богом и Его святыми на небесах.

И, как говорят смиренные христиане, вначале у нас на земле будет небо, а потом мы вместе будем на настоящем небе!

Вечные года Твои пугают,
О Господь и Бог мой бесконечный!
Духи, пред Тобой благоговея,
Поклоняются Тебе всю вечность!
О, как прекрасен, как прекрасен
Во славе на престоле Ты!
Прекрасны мощь Твоя, и мудрость,
И совершенство чистоты!
Я страшусь Тебя, живого Бога,
В самом нежном и глубоком страхе,
В трепетной надежде преклоняюсь,
Слёзно каюсь пред Тобой во прахе...

Выпуски