Содержимое

«…Кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий - как служащий» Лук 22:2

Мы исследовали смирение в личности и учении Иисуса, а сейчас давайте рассмотрим его в кругу ближайшего окружения Иисуса: в двенадцати избранных апостолах. Если мы найдем в них недостаток смирения, то контраст между Христом и людьми будет еще более заметным, и это поможет нам еще больше оценить то мощное изменение, которое Пятидесятница произвела в них. Это также будет доказательством того, насколько реальным может быть наше участие в совершенном триумфе смирения Христа над той гордостью, которую сатана вдохнул в человека.

В тех местах Писания, в которых содержится учение Иисуса на эту тему, мы уже увидели, в каких случаях ученики доказали, насколько сильно они нуждались в благодати смирения. То они обсуждали, кто из них больший, то, в другое время, сыны Зеведеевы со своей матерью просили для себя первые места - по правую и по левую руку Бога Отца, а затем, во время последней вечери, в ночь перед распятием, между ними возник спор о том, кто из них должен считаться самым великим. Речь идет не о том, что не было таких моментов, когда они воистину смирялись перед своим Господом. Так было с Петром, когда он воскликнул: «Выйди от меня, Господи, потому что я человек грешный» (Лук 5:8). То же самое произошло и со всеми учениками, когда они упали и поклонились Иисусу, утихомирившему бурю. Но такие кратковременные проявления смирения лишь подчеркивают то, каким было привычное состояние их разума, что проявлялось в спонтанных откровениях того, какое место и какую силу имеет их плоть. Изучение значения всего этого преподаст нам самые важные уроки.

Первый. Сколько бы ни было искренней и активной практики веры, смирение все равно находится в большом дефиците. Увидь это в учениках Иисуса. В них была искренняя привязанность к Иисусу. Они все оставили ради Него. Отец открыл им, что Иисус был Христом Божьим. Они верили в Него, они любили Его, они повиновались Его повелениям. Они оставили все, чтобы следовать за Ним. Когда другие ушли, они прилепились к Нему еще больше, они были готовы умереть с Ним. Но глубже всего этого находилась темная сила, о существовании которой они вряд ли подозревали, но которую необходимо было разрушить и изгнать, чтобы они смогли быть свидетелями спасающей силы Иисуса. Сегодня дело обстоит точно так же. Мы можем найти профессоров и служителей, евангелистов и работников, миссионеров и учителей, в которых проявляются многие дары Духа, и которые являются каналами благословения для множества людей, но в которых при наступлении испытаний, когда истинное естество дает о себе знать, проявляется то, что благодать смирения как пребывающую характеристику можно увидеть с трудом. Все подтверждает, что смирение является наибольшей и наивысшей из благодатей, самой трудной в достижении, к которой должны быть направлены наши самые большие усилия, к той, которая приходит только в силе, когда полнота Духа делает нас причастниками пребывающего в нас Христа.

Второй. Любое внешнее учение и все личные усилия бессильны победить гордость или даровать кроткое и смиренное сердце. Три года ученики находились в школе Иисуса. Он говорил им, какому главному уроку Он хотел научить их: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем»(Мтф 11:29). Раз за разом Он говорил им, а также фарисеям и толпам народа о том, что смирение является единственным путем к славе Божьей. Он не только жил среди них как Агнец Божий в Своем Божественном смирении. Больше, чем один раз Он открывал им глубочайший секрет Своей жизни: «…Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить»(Мк 10:45). Он омыл их ноги и сказал, что они должны следовать Его примеру. И все же это дало небольшой результат. За тайной вечерей все еще шел спор о том, кто из них наибольший. Несомненно, что ученики часто пытались постичь уроки Иисуса с твердой решимостью никогда больше не огорчать Его. Но все напрасно. Урок заключается в следующем: никакая внешняя инструкция, даже из уст самого Христа, никакой убедительный аргумент, никакое ощущение красоты смирения, каким бы глубоким оно ни было, никакая личная решимость или усилие, какими бы искренними они ни являлись, - не могут изгнать беса гордости. Когда сатана изгоняет сатану, то лишь для того, чтобы войти обратно с еще большей силой, которая является еще более скрытой. Ничто иное не может принести пользы, как только явление в силе нового естества в его Божественном смирении, чтобы занять место ветхой натуры и стать для нас совершенно естественной природой, которой мы когда-то обладали.

Третий. Стать воистину смиренным можно лишь через пребывающего в нас Христа в Его Божественном смирении. Наша гордость пришла к нам от другого человека, от Адама. Смирение мы также должны получить от Другого Человека. Гордость правит в нас с такой ужасной силой, потому что она является самим нашим естеством. Смирение должно стать настолько же нашим, оно должно быть самой нашей натурой. Насколько естественной и легкой для нас была гордость, настолько же естественным должно быть для нас смирение. Обетование таково: «...А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать» (Рим. 5:20). Обучение Христа Своих учеников, а также все их тщетные попытки были необходимой подготовкой для того, чтобы Христос вошел в них с Божественной силой, чтобы дать им и быть в них тем, чего Он учил их желать. Своей смертью Он разрушил силу дьявола, разобрался с грехом и подарил человеку вечное искупление. В своем воскресении Он принял от Отца совершенно новую жизнь, жизнь человека в силе Божьей, что дало Ему возможность быть переданным людям. Теперь Он может входить в людей, обновлять их и наполнять их жизнь Своей Божественной силой. Вознесшись на небеса, Он принял Дух Отца, благодаря которому Он может делать то, что не мог делать, находясь на земле. Теперь Он смог слиться воедино с теми, кого любил, реально живя вместо них, так чтобы они могли жить в Его смирении, так как уже Он Сам жил и дышал в них. В день Пятидесятницы Он пришел и взял то, что Ему принадлежало. Работа по подготовке и убеждению, пробуждение желания и надежды, что произвело в учениках Его учение, было доведено до совершенства тем внешним изменением, которое принесла с собой Пятидесятница. Жизни и послания Иакова, Петра и Иоанна свидетельствуют о том, что все изменилось, и что дух кроткого и страдающего Иисуса воистину завладел ими.

Что мы можем сказать на все это? Среди моих читателей, я уверен, существует больше, чем один класс людей. Могут быть такие люди, которые еще и не думали об этом конкретном предмете и поэтому не могут сразу же осознать его чрезвычайную важность как жизненного вопроса Церкви и каждого ее члена в отдельности. Есть и другие, которые, почувствовав осуждение за свои недостатки, приложили все свои усилия лишь для того, чтобы потерпеть поражение и разочароваться. Опять таки, некоторые люди могут с радостью свидетельствовать о духовном благословении и силе, и все же не иметь необходимого обличения в том, что видят все вокруг них. Другие могут также свидетельствовать о той благодати, которую даровал им Господь для избавления и победы, в то время как Он учил их тому, насколько они все еще нуждаются в полноте Иисуса. К какому бы классу мы ни принадлежали, я все равно хочу подчеркнуть необычайную нужду для всех нас в том, чтобы искать более глубокого понимания того уникального положения, которое занимает смирение в учении Христа, а также невозможность для Церкви или для верующего в отдельности быть тем, кем хочет видеть их Христос, пока Его смирение не будет признано в качестве Его наивысшей славы, Его наиважнейшего повеления и нашего высочайшего благословения. Давайте тщательно рассмотрим то, как далеко продвинулись ученики притом, что этой благодати им все еще сильно не хватало. И давайте молиться Богу о том, чтобы другие дары не удовлетворяли нас настолько, чтобы мы не увидели того, что отсутствие этой благодати является тайной причиной, из-за которой сила Божья не может совершать свой могущественный труд. Эта благодать состоит в том, что мы, подобно Сыну Божьему, воистину знаем и показываем, что мы ничего не можем делать сами от себя, но что Бог делает все.

Когда истина о пребывающем в нас Христе займет надлежащее место в опыте верующих, тогда Церковь облачится в свои прекрасные одежды и смирение будет видно в ее учителях и членах как великолепие святости.

Выпуски