Содержимое

Фредерик Д. Смит

«Скажите мне вы,  желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона? Ибо написано: «Авраам имел двух сынов,  одного от рабы,  а другого от свободной. Но который от рабы,  тот рожден по плоти; а который от свободной,  тот по обетованию. В этом есть иносказание. Это два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь, ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве; а вышний Иерусалим свободен: он - матерь всем нам. Ибо написано: возвеселись,  неплодная,  нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей,  нежели у имеющей мужа. Мы,  братия,  дети обетования по Исааку. Но, как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу,  так и ныне. Что же говорит Писание? Изгони рабу и сына ее,  ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной. Итак,  братия,  мы дети не рабы,  но свободной» (Гал. 4:21-31).

В этих стихах Писания нам показаны два завета. Превый завет, «рождающий в рабство», исходит от Синая, второй связан «вышним Иерусалимом, который есть «мать всем нам». Следовательно, эти два завета представляют собой две великие системы, посредством которых Бог руководил Своим народом на земле: вначале посредством закона, полученного на горе Синай, затем посредством Евангелия, данного через Христа.

В приведенных стихах Священного Писания эти два завета представлены матерями народа Божьего в прообразе двух жен Авраама. Агарь, жена-рабыня, представляет систему закона, а ее сын Измаил – еврейскую нацию, «детей того завета». Сарра – избранная жена Авраама, свободная, представляет новую систему Евангелия, а ее сын Исаак – истинно верующих во Христе, которые являются детьми «не рабыни, но свободной». Эти две системы не могли долго существовать одновременно, но, по воле Отца, одна предшествовала другой. Система закона с ее «детьми», представленная Агарью и Измаилом, была изгнана, чтобы уступить место истинной системе Евангелия, представленной в образе Сарры и Исаака. «Изгони рабу и сына ее,  ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной» (Гал. 4:30). «Мы, братия (евангельского времени), дети обетования по Исааку» (Гал. 4:28).

Значение слова «завет»

Слово «завет» в библейском контексте часто имеет в виду «союз», т.е. «взаимное соглашение или договор между двумя различными сторонами». Союз имеет силу, если обе договаривающиеся стороны встречаются на одном уровне и заключают соглашение, которое обязывает взаимно. Но очевидно, что два библейских завета, о которых здесь идет речь – иного рода. Следовательно, слово «завет» в этом случае употребляется не в его обычном или прямом смысле, но в аналогичном. Причиной тому является уровень положений договаривающихся сторон. Все благословения завета обещаны одной стороной, а все обязанности возлагаются на другую. Поэтому, говорить о взаимном соглашении и взаимных обязательствах здесь невозможно. Бог и человек не стоят на одной ступени: они занимают различные положения, и их отношения друг с другом не могут быть соглашениями, подобным тем, которые заключаются между людьми.

Тщательное изучение Слова Божьего в этом вопросе нам показывает, что завет, заключенный Богом с людьми, состоит в том, что Бог обещает нам благодать, то есть незаслуженные благословения, на определенных условиях, которые мы должны исполнить, если хотим иметь радость этих благословений. Поэтому о Божьем завете в Библии также говорится как о «клятве», «обетовании» или «совете».

«Я поставил завет с избранным Моим, клялся Давиду, рабу Моему: навек утвержу семя твое,  в род и род устрою престол твой'» (Пс. 88:4-5). Этот завет не был двусторонним соглашением, а просто клятвенным обещанием. Так же и в Пс. 104:8-11: «Вечно помнит завет Свой,  слово,  [которое] заповедал в тысячу родов, которое завещал Аврааму, и клятву Свою Исааку, и поставил то Иакову в закон и Израилю в завет вечный,  говоря: `тебе дам землю Ханаанскую в удел наследия вашего'». Здесь речь идет об обещании дать в наследство иудеям землю Ханаанскую. Весь союз с Авраамом является Божьим. Но кто воспринимает его как результат достигнутого  взаимного соглашения между Богом и людьми? Это действительно завет,  только односторонний,  основанный на добровольных и безвозмездных благословениях Бога (см. Ис. 59:20-21). Кроме вышеприведенных примеров значения слова «завет», касающихся отношения Бога к человеку, есть еще и другие примеры, из которых видно, что это слово применено в связи с определенными божественными действиями, независимо от того, связывает ли оно человека условиями или нет.

День и ночь. «Так говорит Господь: если можете разрушить завет Мой о дне и завет Мой о ночи,  чтобы день и ночь не приходили в свое время…» (Иер. 33:20). День и ночь не наступают в результате договоренности между людьми и Богом, но они полностью подчинены божественному распорядку. Следовательно, любой божественный распорядок, заповедь или обетование можно обозначить выражением «Его завет», согласно библейскому применению этого выражения.

Суббота. «И пусть хранят сыны Израилевы субботу, празднуя субботу в роды свои,  как завет вечный» (Исх. 31:16).

Обрезание. «Ты же соблюди завет Мой, ты и потомки твои после тебя в роды их. Сей есть завет Мой,  который вы должны соблюдать: да будет у вас обрезан весь мужеский пол» (Быт. 17:9-10).

В вышеприведенных текстах об определенных заповедях Божьих говорится как о завете Божьем. Так и учрежденная Богом система законов названа заветом (Иер. 34:13:14).

Выше было показано, что Бог учредил два различных завета, каждый из которых охватывает в определенное время полную систему божественных законов и управления. Рассмотрим более подробно эти два завета и отметим их возникновение, сущность, длительность и особые взаимоотношения. Хотя оба завета с одной стороны различны и разделены между собой, они с другой стороны находятся в определенных взаимоотношениях. Измаил и Исаак были очень разными, ибо один был сыном рабыни, а второй – сыном свободной. Но все же они были единокровными братьями, т.к. у них был один отец. Так и Бог является основателем обоих заветов. Взаимоотношения Авраама с рабыней были не совсем естественными, но были приспособлены к обстоятельствам того периода времени. С приходом Евангелия прежние отношения прекратились, т.к. сказано: «Братия,  мы дети не рабы,  но свободной». И этим ныне исполнилась заповедь: «Изгони рабу и сына ее,  ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной».

Выпуски
Разделы