Содержимое

                Э. У. Тозер

О Господь, Всемогущий Бог, не Бог философов и мудрецов, но Бог пророков и апостолов, а ещё лучше: Бог — Отец нашего Господа Иисуса Христа! Могу ли я выразить Твою сущность, не исказив при этом Твой образ? Может быть, те, кто не знает Тебя как должно, поклоняются не Тебе, а произведению своей собственной фантазии; так просвети же наши умы, чтобы мы могли знать Тебя таким, каков Ты есть, чтобы мы могли любить Тебя совершенною любовью и воздавать Тебе достойную хвалу.

Во имя Иисуса Христа, Господа нашего. Аминь.

Наше представление о Боге наиболее полно характеризует нас самих.

Всемирная история показывает, что ни один народ никогда не поднимался выше своей религии, а духовная история человечества свидетельствует, что не было ни одной религии, величие которой превышало бы величие проповедуемой ею идеи Бога. Поклонение Богу может быть возвышенным и непорочным или же, наоборот, приземлённым и нечистым в зависимости от того, какими являются мысли верующего человека о Боге — возвышенными или приземлёнными.

Поэтому самое важное для церкви — это всегда Бог, а самое значительное в человеке — это не его слова и не его дела, а его представление о Боге. Тайный закон нашей души влечёт нас к тому образу Бога, который создан в наших мыслях. Это касается не только каждого конкретного христианина в отдельности, но и группы христиан, составляющих церковь. Наиболее полно судить о церкви можно по её представлению о Боге. В церкви наиболее важно то, что она говорит о Боге, или то, что она предпочитает о Боге не говорить, так как её молчание часто оказывается более красноречивым, чем её речи. Церковь не может скрыть своего отношения к Богу.

Если бы человек смог достаточно полно ответить на вопрос о том, что приходит ему на ум, когда он думает о Боге, то можно было бы с уверенностью предсказать духовное будущее этого человека. Если бы мы могли точно знать, что наши наиболее влиятельные духовные вожди думают сегодня о Боге, мы смогли бы с определённой степенью точности предсказать, где будет церковь завтра.

Несомненно, самая значительная мысль, которая только может возникнуть в нашем уме,— это мысль о Боге, а самое весомое слово в любом языке — это слово «Бог». Мысль и речь — это дары Бога, которые Он дал существам, созданным по Его образу и подобию; мысль и речь тесно связаны с Богом и не могут быть отделены от Него. И очень большое значение имеет тот факт, что первым было Слово: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Иоан. 1,1). Мы можем говорить, потому что Бог говорил. В Нём слово и мысль неделимы.

Для нас очень важно, чтобы наше представление о Боге как можно больше соответствовало истинной сущности Бога. Наше исповедание веры имеет гораздо меньшее значение, чем наши мысли о Нём. Наше подлинное представление о Боге может быть похоронено под грудой общепринятых религиозных понятий, и, возможно, потребуется осмысленный и настойчивый поиск, прежде чем нам удастся увидеть и понять, насколько верно мы понимаем Бога. Скорее всего, только после сурового самоанализа мы сможем узнать, что же мы на самом деле думаем о Боге.

Правильное представление о Боге является основой не только систематического богословия, но и практической христианской жизни. Для нашего поклонения Богу оно имеет такое же значение, какое имеет фундамент для храма: если фундамент поставлен неправильно или неровно, то весь храм рано или поздно рухнет. Я думаю, едва ли найдётся такое отклонение от догматов церкви или такое нарушение норм христианской этики, которое нельзя было бы объяснить как результат несовершенных или недостойных мыслей о Боге,

По-моему, господствующее сейчас представление о Боге совершенно недостойно Всевышнего, а для тех, которые называют себя верующими людьми, является чем-то вроде морального бедствия.

Даже если бы на нас обрушились все небесные и земные проблемы одновременно, это было бы ничто по сравнению с той великой проблемой, которая встаёт перед нами, когда мы думаем о Боге: есть ли Он? какой Он? и как мы, существа, наделённые моралью, должны вести себя по отношению к Нему?

Человек, который приходит к правильному пониманию Бога, освобождается от тысячи преходящих проблем, так как он сразу же понимает, что эти проблемы если и будут волновать его, то недолго. Но даже если он полностью сбросит с себя груз многочисленных сиюминутных проблем, тяжкое бремя вечности будет давить на него сильнее, чем все беды мира сего, взятые вместе. Это тяжкое бремя — долг человека перед Богом: ежеминутная, не покидающая нас до конца нашей жизни обязанность любить Бога всей силой нашего ума и нашей души, полностью повиноваться Ему, достойно служить Ему. И когда недремлющая совесть человека говорит ему, что он ничего этого не делал и что, напротив, он с детства восставал против величия Небес, тяжесть внутреннего самоосуждения может оказаться просто невыносимой.

Евангелие может снять с нас это тяжкое бремя, дать красоту взамен праха, одежду хвалы взамен покрывала печали. Но если человек не ощущает этого бремени, Евангелие для такого человека ничего не будет значить. А печаль и тяжкое бремя люди не будут ощущать, пока не увидят Бога высоко в небесах. Приземлённый взгляд на Бога лишает человека Евангелия.

Среди грехов, к которым склоняется человеческое сердце, едва ли найдётся такой грех, который был бы более ненавистен Богу, чем идолопоклонство, ибо идолопоклонство — это клевета на Его личность. Сердце идолопоклонника искажает сущность Бога (а это уже само по себе тяжкий грех) и заменяет истинного Бога существом, которое похоже на самого идолопоклонника. Такой бог будет всегда соответствовать образу своего создателя. Этот бог может быть приземлённым или возвышенным, жестоким или добрым — в зависимости от морального состояния ума того, кто этого бога создал.

Вполне естественно, что бог, созданный в потёмках падшего сердца, не будет похож на истинного Бога. «...Ты подумал,— говорит Господь в псалме, обращаясь к грешнику,— что Я такой же, как ты» (Пс. 49, 21). Конечно, такие мысли — серьёзное оскорбление Всевышнего, перед Которым Херувимы и Серафимы постоянно восклицают: «Свят, свят, свят Господь Саваоф!»

Давайте не будем в гордыне своей думать, что идолопоклонство — это только преклонение колен перед видимыми объектами и, следовательно, цивилизованные люди свободны от этого греха. Суть идолопоклонства — это мысли о Боге, недостойные Его. Идолопоклонство зарождается в уме человека и может существовать без каких-либо видимых проявлений. О первых признаках этого греха великий апостол писал: «...они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце» (Рим. 1, 21). И уже следствием этого ложного представления о Боге становится поклонение идолам, созданным по образу и подобию людей, птиц, зверей и пресмыкающихся.

Неверные мысли о Боге — это не только источник, из которого течёт грязная вода идолопоклонства; эти мысли сами по сути своей — идолопоклонство. Идолопоклонник просто выдумывает что-то в отношении Бога, а потом ведёт себя так, будто эти выдумки являются правдой.

Искажённые мысли о Боге вызывают гниение религии. Долгая история Израиля достаточно ясно это показывает, история церкви это подтверждает. Возвышенное представление о Боге весьма необходимо церкви. Если это представление хотя бы в какой-то степени снижается, церковь вместе со своим богослужением и со своими моральными нормами тоже будет принижена. Любая церковь может сделать первый шаг на этом пути, отказавшись от возвышенного представления о Боге.

Прежде чем христианская церковь придёт в упадок, обязательно начнут распадаться основы её учения. Церковь просто неправильно ответит на вопрос «каков Бог?», и за этим последует всё остальное. Хотя, возможно, церковь и будет стараться доказать, что в ней ничего не изменилось, но выглядеть это будет фальшиво. Прихожане такой церкви начнут верить в бога, непохожего на настоящего, а это уже очень коварная и смертельно опасная ересь.

Сделать своё представление о Боге  чистым и возвышенным, достойным Бога и Его Церкви — первостепенная задача современного христианства. Во всех молитвах и во всех делах это стремление должно быть на первом месте. Мы окажем величайшую услугу следующему поколению христиан, передав им незапятнанное и необесцененное благородное представление о Боге, которое мы получили от предыдущих поколений — от иудеев и от первых христиан. И это будет для грядущего поколения намного ценнее, чем всё, что может оставить ему в наследство искусство или наука.

О Бог Вефиля, Чья рука
Народ по-прежнему питает!
Когда-то наших предков вёл
Ты, Боже, трудными путями.
Свои молитвы мы сейчас
К престолу милости возносим.
О Бог отцов! Ты Богом будь
Для их детей! Тебя мы просим...
        Филипп Доддридж

Выпуски
Разделы