В первой половине 19-го века разгорелись споры о подлинности Священного Писания, в частности Евангелия Иисуса Христа. Одной из причин разгоревшейся полемики было отсутствие в последней 16-й главе Евангелия от Марка заключительных стихов с 9-го по 20-й, т.е. описания того, что случилось после погребения нашего Господа. Внимательное изучение Евангелий показывает, что Евангелие от Марка было написано раньше других. Почти все согласны с тем, что оно - первое из дошедших до нас жизнеописаний Иисуса. Матфей и Лука лишь использовали Евангелие от Марка как основу и добавляли те дополнительные сведения, которые хотели в него включить.

В конце 2-го столетия жил человек по имени Папия, епископ церкви города Иераполя, собиравший факты о ранних днях Церкви. Он говорил, что Евангелие от Марка - не что иное, как запись проповедей апостола Петра. Вот что он писал: «Марк, бывший толкователем Петра, записал с точностью, но не по порядку всё, что тот вспоминал из слов и деяний Иисуса Христа, потому что не слышал сам Господа и не был Его учеником». Зато он позже стал учеником Петра, ибо, судя по речи Петра в 1 Петра 5:13, где он называет Марка своим сыном, можно сделать вывод, что последний обратился к Господу через свидетельство апостола. Таким образом, в Евангелии от Марка до нас дошло то, что он запомнил из проповедей самого апостола. Предполагают, что оно было написано в Риме между 60 и 70 гг. по Р.Х. Другими словами, Евангелие от Марка - самый близкий во времени отчет очевидца о жизни Иисуса, который мы имеем.

В течение столетий считалось, что Слово Божье оставалось неизменным и неповрежденным. У защитников христианской веры в Европе не было сомнений, что Уильям Тиндейл переводил с древних рукописей, содержавших именно эти окончательные стихи, включенные в английскую Библию. Такого же мнения придерживались немцы относительно перевода Лютера. Остается только добавить, что эти переводы  делались с более поздних рукописей.

Ещё задолго до изобретения печатного станка Писания переписывались от руки, что не исключало возможности появления ошибок. И вот, начиная с 30-х годов 19-го века, начались поиски более ранних манускриптов, которые удостоверяли бы подлинность Священного Писания. Местом этих поисков был избран Египет, где возникли первые в мире монастыри, поскольку верующие искали убежища и уединения в пустыне. За стенами этих монастырей, разбросанных по всему Египту, жили монахи - потомственные хранители древних рукописей. Одними из первых, кто отправился в Египет, были немцы и англичане. В 1833 году на египетскую землю высадился британский аристократ, дипломат и путешественник Роберт Керзон, проявлявший интерес к древним библейским текстам. Этот интерес объяснялся главным образом коллекционированием, нежели наличием живой веры. Он отправился в Эль-Сурианский монастырь в западной части страны, основанный еще в VI веке, где библиотека была в плачевном состоянии, усмотрев в этом возможность выкупить и спасти некоторые книги. Хранителей древних рукописей не прельщало золото Керзона, который догадывался, что не все ему показывали. Он вступал в дружеские отношения с монахами, пытаясь выманить у них информацию о потаенных местах, где хранились наиболее ценные манускрипты. Если это не действовало, он щедро угощал их вином, что, конечно, развязывало язык. В числе книг, обнаруженных Керзоном, были Деяния Петра и Павла и Библия IX века, хранящиеся ныне в Британском музее. Первые находки, однако, не внушали оптимизма: в переписанных манускриптах содержались многочисленные исправления. А это значит, что были ошибки.

Одним из первых, кто по-настоящему встал в пролом в защиту священных страниц Писаний, был немецкий исследователь Библии из Лейпцига - Константин фон Тишендорф. Он был прекрасным знатоком древнегреческого языка, на котором изначально писалась Библия. Когда в середине XV века Гуттенберг изобрел первый в Европе печатный станок, наиболее ранние рукописи датировались XII веком, т.е. более чем тысячелетием по окончании земной жизни Иисуса. Тишендорф поставил перед собой задачу - найти рукописи более раннего периода, чтобы в противовес скептикам представить Библию надежным источником на солидной основе.

В первые века нашей эры Египет считался одним из центров христианской культуры, и именно там Тишендорф надеялся отыскать более достоверные источники, чем те, которые имелись в Европе. В 1844 году он высадился в Александрии, после чего отправился в Каир. Многодневные хождения по магазинам и рынкам Каира, поиски в монастырях с древними библиотеками ни к чему не привели, поскольку несколькими годами раньше там побывал Керзон, скупивший все, что считалось ценным. Оставалось одно - отправиться на восток в старейший монастырь Святой Екатерины, основанный еще в IV веке в центре синайского полуострова у подножья горы Синай.

Тишендорф выяснил, что для этого необходимо заручиться рекомендательным письмом греческой общины в Каире. Он был уверен, что в этом монастыре находится то, что ему нужно. Монастырь находился в пятистах километрах от Каира, и путь туда лежал через пустыню. Необходимо было найти людей и верблюдов, чтобы отправиться в такой долгий путь. После длительных переговоров Тишендорф нанял людей и верблюдов, от которых зависела его личная безопасность и выживание в условиях пустыни. Пятисоткилометровый путь по выжженной солнцем пустыне в сопровождении нескольких бедуинов занял две недели. В мае 1844 года Тишендорф прибыл к месту назначения.

Монастырь Святой Екатерины имел пятнадцативековую историю и напоминал собой скорее крепость, нежели монастырь. Обойдя его толстые десятиметровые стены, нельзя было найти входа: его просто не было. Попасть туда можно было только в деревянной клети, которая подымалась с помощью веревок. Рекомендательное письмо оказалось как нельзя кстати - ему разрешили подняться. В наши дни все книги в библиотеках зарегистрированы, каталогизированы, а тогда никто этим не занимался, и найти нужные рукописи было делом крайне затруднительным. Поиск нужных ему рукописей оказался безуспешным, и одна из причин заключалась в том, что они были бессистемно разбросаны по комнатам, кельям и подвалам. После упорных поисков он нашел корзину с заплесневелыми рукописями, предназначенными к сожжению. Это были древнегреческие рукописи Ветхого завета - самые старые, которые довелось ему увидеть. Это было то, чего он искал. Из более сотни рукописей ему разрешили взять с собой в Германию сорок три.

Следующие пятнадцать лет он провел, изучая рукописи и готовя новые экспедиции в Египет. В 1853 году он предпринял вторую экспедицию в тот же монастырь, однако ничего ценного в этот раз не обнаружил. Тишендорф не унимался и даже обращался за помощью к русскому императору, имевшему большое влияние в православном мире.

В 1859 году Тишендорф вновь прибывает в монастырь Святой Екатерины, на этот раз в качестве представителя российского императора Александра II. Продолжая  поиски, он в этот раз пытается найти рукописи Нового Завета. Монахи показали ему все, что только было в стенах монастыря. Не найдя того, что ему нужно, он впал в отчаяние и решил собираться в обратный путь. В заключительный вечер, прогуливаясь по монастырю с одним из монахов, последний сказал ему, что в его келье есть коллекция рукописей, которую Тишендорф может посмотреть. Этой коллекцией оказалась Библия в красивом окладе. Тишендорф был на седьмом небе от счастья. Он совершил величайшее открытие в истории христианства - в его руках оказалась древнейшая Библия на земле. А главное - в ней имелся столь необходимый для него Новый Завет, датированный 350 годом н.э. Библия получила название Codex Sinaticus от названия горы Синай. Тишендорф опубликовал копию Сodex Sinaticus, а оригинал в 1859 году доставил в Санкт-Петербург, который три года спустя был издан к юбилею 1000-летия русского государства. В 1869 году Тишендорф указом императора получил титул дворянина, а оригинал, как ценнейший документ для изучения Библии, оказался  в имперской библиотеке.

В 1933 году советское правительство, нуждаясь в твердой валюте, продало оригинал Великобритании за 100 000 фунтов или 5.5 млн. фунтов в современном исчислении. Половину суммы оплатило британское правительство, а другую половину - британская общественность, настолько велико было желание приобрести эту вожделенную Книгу. Ценные рукописи этой бесценной Книги оказались в Британском музее. По свидетельству доктора Скотта Маккендрика, хранителя отдела истории и классики, Codex Sinaticus является самым ценным собранием манускриптов, хранящимся в коллекции музея.

При внимательном позднейшем изучении выяснилось, что эта старейшая коллекция рукописей содержала массу ошибок и исправлений. Они были на каждой странице. Общее количество составляло почти 35 тысяч исправлений. Они были очень незначительными, однако некоторые из них представляли собой радикальные поправки, обнаруженные при очень тщательном изучении. Так, известные слова Иисуса Христа «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» были стерты, как сомнительные, а позже в VII веке восстановлены. Самой большой загадкой для экспертов было отсутствие в Евангелии от Марка окончания, где не было описания того, что произошло после погребения Иисуса. Следует заметить, как упоминалось выше, что в английском и немецком переводах окончательные стихи все же присутствовали. Возник вопрос: почему их не было в Сodex Sinaticus? При жизни Тишендорфа ответ на этот вопрос так и не был найден. В 1874 году  в возрасте 59 лет он скончался от инсульта, до конца своих дней считая Сodex Sinaticus наиболее достоверным источником и уверенный в том, что никакого окончания в Евангелии от Марка не было.

В 1843 году на западе Шотландии в семье протестантского пресвитера родилась двойня - Агнес и Маргарет Смит. Овдовевший отец воспитал их стойкими христианками и дал им лучшее в то время образование. Обнаружив в них способности к иностранным языкам, он всемерно поощрял их увлечение. Всякий раз после изучения очередного языка он возил их за рубеж для практики. Перед смертью он оставил им наследство, позволявшее ездить по миру. В 80-е годы XIX века они переехали в Кембридж, где разгоревшаяся тогда ожесточенная полемика охватила весь город.

Причиной ее была публикация в 1881 году нового исправленного перевода Нового Завета, в котором оказалось около 30 тысяч изменений в сравнении с популярным переводом короля Иакова. Исправленный перевод был предназначен положить конец всяким сомнениям относительно достоверности Сodex Sinaticus. И вот в разгар этой полемики сестры Смит приняли решение ехать в Египет. По словам их биографа Дженнет Соскич, кембриджский профессор Рендл Хэррис рассказал им о таинственных рукописях, которые он видел в монастыре Святой Екатерины. Он обнаружил их в двух сундуках в подвале под комнатой архиепископа, но по неизвестной ей причине не уделил им должного внимания.

Для двух молодых сестер такая поездка была сопряжена с большим риском, ведь они были не только христианками, но и женщинами. Оказавшись в Каире, они самым тщательным образом подготовились к передвижению по пустыне, закупив весь необходимый провиант. Они следовали тем же маршрутом, что и Тишендорф 50 лет назад, имея при себе даже фотоаппарат. Однако в отличие от Тишендорфа у них не было рекомендательного письма. То ли они об этом не знали, то ли к этому времени в нем уже не было надобности.

По прибытию в монастырь они произвели необычайное впечатление на монахов, поразив их не только неподдельным интересом к древним рукописям, но и прекрасным знанием греческого языка. Монахи пригласили их на традиционную литургию, совершавшуюся в монастыре с ранних дней христианства. Отстояв службу, показавшуюся им, протестанткам, довольно длительной, они попросили показать им упомянутые кембриджским профессором рукописи. Их взор привлекла одна книга, напоминавшая скорее камень, нежели книгу. Это был то ли пергаментный, то ли папирусный монолит со слипшимися пожелтевшими рукописями, которыми не пользовались очень и очень давно. Сестры кипятили воду в старом чайнике, купленном в Каире и, применяя идущий из чайника пар, осторожно отделяли одну рукопись от другой. Все они оказались на сирийском (или сирском) языке, являвшемся разновидностью арамейского и вымершего еще в VIII веке. Но сестры, владевшие мертвыми языками, были готовы к сюрпризам такого рода. Они обнаружили под написанным текстом другой, хотя и плохо просматривавшийся. На основании того, что удалось с большим трудом обнаружить на разных листах, они пришли к выводу, что нашли самое старое в мире Евангелие. Они сделали снимки каждой рукописи, чтобы отвезти их в Англию для дальнейшего исследования.

Год спустя сестры, взяв с собою экспертов, вернулись в монастырь. Вместе с экспертами они использовали гидросульфат аммония, чтобы едва просматривавшийся текст лучше проступил. Понадобилось 40 дней упорной кропотливой работы, чтобы «похороненный заживо» текст возвратить к жизни. Перед их взором предстали все 4 книги Евангелия Господа нашего Иисуса Христа. Но что особенно важно, рукописи относились к IV веку, т.е. к тому же времени, когда была написана Библия Сodex Sinaticus.

Однако и в этом случае христианский мир был горько разочарован: и здесь в Евангелии от Марка отсутствовало окончание, т.е. не было стихов о явлении Иисуса Христа Своим ученикам. Сестер, по правде говоря, не беспокоило отсутствие стихов о воскресении Иисуса, ведь об этом написано в других Евангелиях и в посланиях апостолов. Они считали свою миссию выполненной. В Вестминстерском колледже Кембриджского университета до сих пор хранится один из сундуков, которые сестры брали в дальнюю дорогу.

Хотя перевод короля Иакова и содержал окончание Евангелия от Марка, поиск старых рукописей на этом не прекратился. Теперь в Египет приезжали не только из Европы, но и Соединенных Штатов Америки. В 1906 году американский миллионер Чарльз Фриер совершил свою первую поездку в Египет. Он был владельцем крупнейшего в Америке вагоностроительного завода в Детройте, однако к исходу XIX столетия, утомившись от перенапряжения, занялся более спокойным бизнесом - коллекционированием произведений искусства. В начале XIX века он предложил Смитсоновскому институту свою богатую коллекцию, но ее не приняли, поскольку для этого необходимо было построить новую галерею. Однако Фриер не унимался. Он добился встречи с президентом Теодором Рузвельтом, и при его поддержке началось строительство, завершившееся к началу первой мировой войны. Всю коллекцию он подарил музею, построенному исключительно на его деньги.

Оказавшись в Каире, Фриер стал скупать редкие изделия из керамики. Вскоре его свели с местным торговцем по имени Али Араби. Последний пригласил его в один из своих магазинов, где показал ему несколько старых Библий. Побывавшие в его магазине покупатели из Европы не могли их купить вследствие непомерно высокой цены, поэтому не считали нужным даже в них заглядывать. Когда одну из них хозяин показал Фриеру и тот, открыв ее, увидел, что это Евангелие, он пришел в восторг. Его как будто подменили. Всегда чрезвычайно осторожный, он не счел даже нужным пригласить эксперта и уплатил хозяину баснословную сумму. Книга была в красивом хорошо сохранившемся деревянном окладе с текстом, написанном на пергаменте. Она является третьим старейшим собранием рукописей мира, имеющим название Codex Washingtonianus (Вашингтонский кодекс). Институт Текстуальных Исследований Нового Завета, (Institut für Neutestamentliche Textforschung), основанный в Мюнстере (Германия) в 1959 году, датировал ее концом IV - началом V века. Согласно другому исследованию, проведенному доктором Ли Вудартом, она датирована даже первым веком. Но дело не в этом.

Чарльз Фриер не имел понятия о том, что он купил. Это Евангелие было для него прекрасно сохранившимся подлинным собранием старейших рукописей и только. Но вот что важно. В отличие от Сodex Sinaticus и сирийской Библии в ней оказалось окончание Евангелия от Марка. Сенсационная новость облетела все страны мира. Это было доказательством, что окончание Евангелия от Марка в Библии короля Иакова основывалось на достоверном источнике, имело под собой подлинное твердое основание. «Мои мысли - не ваши мысли, ни ваши пути - пути Мои» (Ис.55:8). Так Бог использовал человека, не имевшего никакого интереса к Евангелию, чтобы положить конец всяким сомнениям о его достоверности. Божьи пути воистину неисповедимы.

 

          Александр Сибилев, Лондон