Содержимое

Ч.Х. Спержен

«Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода» Ин. 15:2.

Молитва одного из наших братьев, прозвучавшая сейчас, навела меня на мысль, о которой я собираюсь сказать вам несколько слов. Я недавно наблюдал более внимательно, чем раньше, за обработкой виноградников и  обратил внимание, как справедливы слова Спасителя: «Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода». Все плодоносящие деревья, по крайней мере,  насколько мне известно, в большей или меньшей степени нуждаются в ноже для отсечения лишних побегов; но, вероятно, Спаситель выбрал для примера именно виноградную лозу помимо прочего и потому, что она вынуждена терпеть на себе воздействие очистительного ножа больше, чем какое- либо другое дерево. Когда я увидел обрезку виноградных лоз, садовники так свирепо резали их, что, казалось, остаются только старые, иссушенные стволы с небольшим количеством ветвей, торчащих тут и там, подобно лебединым шеям. Все это на первый взгляд было сухо, скрюченно и мертво.

Когда я смотрел на это, то подумал, что лоза похожа на меня и что это меня жестоким образом обработали. Я надеялся, что у меня много ветвей, на которых могли бы произрасти большие гроздья великолепных плодов для моего благословенного Учителя; но вместо этого ко мне применили нож и отсекли ветвь здесь и побег там, и только когда я начал уже задавать себе вопрос: «Что же от меня осталось?» -  виноградарь закончил работу.

После того как виноградная лоза подвергается прореживанию, ее внешний вид чудесным образом меняется. Вы с трудом узнаете ее, когда она покроется листвой и плодами. Во время поездки в Ментону мы проезжали по основным виноградарским районам Франции, и вид лозы зимой вовсе не радовал глаз. Глядя на виноградники, мы поняли, почему Спаситель сравнивается с «ростком из сухой земли», о котором говорят, что «нет в Нем ни вида, ни величия... и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему» (Ис. 53:2). В Ментоне мне сказали, что чем лучше лоза, тем большей обрезке ее подвергают. Виноградарь прореживал ее настолько, что, казалось мне, он мог бы просто вырвать корни из земли, так она казалась изувечена. Но мне сказали, что, если так ее не обрезать, она не даст и половины такого сладкого и изысканного винограда. Мне сказали, что бывает виноград попроще, который может расти на подпорках и карабкаться по стенам; но плоды его не особенно вкусны - по сравнению с теми, что дают другие сорта. Эта лоза красива на вид, но от этого плод теряет сладость и вкус. Лучшие сорта винограда надо прореживать. Я уверен, что этот закон относится и к природе, и к благодати. Я не хочу доказать этим, что мы - лучшие из христиан, потому что больше всех пострадали; но я имею в виду, что мы должны пытаться быть лучшими ветвями истинной живой Лозы, если нас сильно прореживали;

Обратите внимание на точные слова Господа: «Всякую (ветвь), приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода». Это очищение должно быть личным. Очищение любой другой ветви не считается, нож должен коснуться конкретной ветви. Этому очищению можешь  подвергнуться ты, брат мой, или ты, сестра моя, ибо вы во Христе и приносите плоды благодаря союзу с Ним. Недостаточно быть членом плодотворной церкви, общества или семьи; каждый должен плодоносить, если мы хотим исполнить задачу, для которой избраны Господом. Он сказал: «Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и [чтобы] плод ваш пребывал» (Ин. 15:16).

Обратите внимание, именно плодоносящая ветвь должна очищаться. Бесполезные ветви отсекаются; но те, которые приносят плоды, очищаются, чтобы «более принесли плода» или «много плода». Небесный Виноградарь удаляет бесполезные ветви и отрезает от плодоносящего дерева все, что  мешает ему плодоносить. Цепляющиеся усики самообмана, слишком густая листва внешнего исповедания - все, что может помешать полнейшему плодоношению какое только возможно, должно быть отрезано неумолимой рукой.

«Очищает». Каким острым ни был бы нож, рука, которая держит его, полна безошибочной мудрости и бесконечной любви. «Судия всей земли поступит ли неправосудно?» (Быт. 18:25). Да, это так, пусть прореживание заставляет ветвь кровоточить, как будто сама жизнь покидает ее, Он не будет отрезать слишком много или слишком мало. Будьте благодарны Виноградарю, если Он подумает, что вы достойны очищения, и не отбросит вас прочь, как бесплодные ветви, которые потом сжигаются.

«Очищает». Говоря со Своими учениками, Господь объясняет, как осуществляются прореживание и очищение. «Вы уже очищены чрез слово, которое Я проповедовал вам». Многие благочестивые люди говорят об огорчениях как очищающем ноже Господа; и, без сомнения, Виноградарь часто использует его с такой целью; и, если Он пожелает, это средство становится наиболее эффективным для достижения Его божественных замыслов. Я охотно свидетельствую о благословении, которым были для меня огорчения и испытания. Я обязан огню страданий большим, чем могу описать. Однако этот отрывок учит, что Слово Господа очищает и облагораживает верующих. Печаль может быть рукоятью прореживающего ножа или лестницей, по которой Виноградарь в благодати достигает каждой ветви лозы; но именно само Слово используется для требуемого очищения или облагораживания.

Великая задача Виноградаря при прореживании ветвей плодоносящей лозы - чтобы она «более принесла плода». Другие деревья тоже могут быть полезны, но лоза существует для принесения «плода». До обращения мы приносили дурные плоды; но теперь, по благодати Божьей, мы приносим прекрасные плоды: «Плод ваш есть святость, а конец - жизнь вечная» (Рим. 6:22). В послании к галатам апостол Павел перечисляет плоды Духа: «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание». Людей не надо судить по их занятиям или внешности; у Господа - другая проверка: «Дерево познается по плоду» (Мф. 12:33). Если мы приносим плоды, это свидетельство того, что мы пребываем в истинной Лозе. Наш Господь Иисус сказал Своим ученикам: «Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне» (Ин. 15:4). Прореживание, очищение, прививка - все это лишь позволяет нам еще теснее прижаться к Лозе, чтобы все полученные от нее жизненные соки использовались для произрастания плодов. «Кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5). Чем больше плодов мы приносим, тем больше будет прославлен Бог, тем лучше мы докажем, что мы - последователи Христа, которым Он может сказать: «Я есмь Лоза, а вы ветви» (Ин. 15:5).

Именно так произошло с виноградными лозами, на которые я смотрел. Если бы я не видел их так часто, я не поверил бы, что подобные изменения могут произойти. Ветви, так ужасно обрезанные перед моей болезнью, теперь украсились приятными листьями и, что еще лучше, цветами, из которых образуются гроздья.  Ветви чудесным образом подросли за то время, пока я был в стороне. Казалось чудом, что эта несчастная иссохшая лоза снова воспряла и стала расти, подавая надежды на обильный урожай. Это должно побудить всех нас стремиться к очищению. Если Господь прореживает нас, то для того, чтобы мы могли не тратить силы напрасно, но использовать их для плодоношения для нашего дорогого Господа и Учителя. Так должно быть с каждой ветвью живой Лозы.

Друг наш помолился о том, чтобы теперь, когда мне лучше, у меня появились силы, о которых я никогда не мечтал. Было бы воистину благословением, если бы каждая ветвь истинной Лозы могла приносить гроздья такие большие, как в долине Есхол. Да принесем мы Царю Иисусу такие плоды, да пребудем в Нем, да прославим Его так полно, да сделаем все, что только можем! Я боюсь, что никто из нас не достигает этого стандарта, но давайте попробуем приблизиться к нему так близко, как только сможем.

Наверное, вы заметили, читая жизнеописания людей, очень плодотворных для Бога и церкви Его, какому сильному прореживанию они подвергались. Вспомните жизнь Мартина Лютера. Когда, казалось, он был самым знаменитым человеком в мире и возвращался с Вормсского рейхстага, надеясь скоро снова проповедовать в своем любимом Виттенберге, его окружил отряд солдат, они отвезли его в замок Вартбург, куда он и был на какое-то время заключен, лишенный общения с людьми, по которым тосковал. Он не был в полном смысле слова заключенным, потому что выезжал на охоту и покататься верхом, но всегда его сопровождала стража, а остальное время он проводил в чтении и занятиях. Он хотел проповедовать, громить зло папства; он говорил, что это дьявол заточил его, в то время как он стремился быть на поле битвы. Однако это не был сатана, а был его преданный друг Фридрих, который знал, что жизнь Лютера была бы в большой опасности, если бы он был на свободе. Заточением он удержал Лютера от гибельного пути, ибо в замке Вартбург он мог сделать больше для дела Бога и истины, чем на воле. Именно там он бросил чернильницей в голову дьяволу, когда сделал свой перевод Библии и написал другие труды. Это было хорошее время для Лютера и хорошее время для всего мира. Он мог активно тренироваться, а также вдумчиво и с молитвой изучать Писание, таким образом готовясь к будущему служению.

Лютер подвергался очищению и другими способами. Этот преданный раб Божий, отважный, как лев, перед лицом врагов Господа в течение всей своей жизни страдал от таких сомнений, неверия и ужасных нападок сатаны, что, я думаю, вряд ли существовал другой человек, прошедший через такой тяжкий опыт. Ни один корабль, когда-либо бороздивший волны, не выдерживал столь свирепых бурь, как Мартин Лютер, боровшийся с яростным натиском сатаны. Он брал в руки скрипку и играл, чтобы отогнать от себя губителя; он разговаривал с Катариной Бора, своей женой, своей королевой, своей императрицей, как он называл ее; и она беседовала с ним и иногда упрекала его. Но бесполезно; бедный Мартин чувствовал себя все более и более подавленным, пока не проклял день своего рождения и пожелал умереть. Вообразите, если можете, кем бы он стал без всех этих испытаний. Обладая такой отвагой, он мог бы превратиться в дикого вепря, сокрушающего все, что встречается на пути; он мог бы вести себя по отношению ко многим людям так, что это не послужило бы ни их утешению, ни его доброму имени. Поэтому он подвергся очищению, ему не было позволено действовать на основании своих инстинктов, и он смог нести гораздо более благородную службу великой Протестанткой Реформации, с которой вечно будет ассоциироваться его имя.

Я рассказал об этом в надежде, что те, кто проходит через испытания, ободрятся, если они сомневаются, если умы их смущены. Просите Бога, чтобы процесс очищения сделал вас плодородными во всех добрых делах, и радостно подчинитесь воле Господа. Просите не столько об избавлении от проблем, сколько о том, чтобы они послужили к освящению; и да благословит Господь вас всех, и да спасутся те из присутствующих, кто не спасен!

                Аминь.

Выпуски
Разделы