Содержимое

Гренвил Редсток родился в 1833 году и при рождении носил имя Грэнвил Огэстес Вильям Вальдигрев. Его род восходил к потомкам Вильгельма Завоевателя. Мать постаралась дать сыну не только светское, но и духовное образование. С ранних лет она заложила в нем любовь к Писанию. Однажды, еще будучи мальчиком, он с воодушевлением сказал ей: «Я нашел такой прекрасный стих: «...праведный да творит правду еще, и святой да освящается еще» (От. 22:11)».

Гренвил был непоседлив и энергичен по природе, неплохо учился, но в юношестве у него не было серьезных мыслей о Боге: он удовлетворялся жизнью номинального христианина и надеялся, что был спасен. Гренвил вел активный образ жизни, типичный для обеспеченного молодого человека. Будучи армейским офицером, он был направлен на Крымскую войну, где его сразила лихорадка, и врачи нашли состояние молодого человека безнадежным. «Мой последний час пришел, - сказал он, - а я не готов». Но наставления и молитвы матери были не напрасны: воззвав о спасении и исцелении, он был услышан. Все были удивлены чудесному выздоровлению, но больше всего удивлялись, когда увидели, что выздоровевший стал новым человеком!

Гренвил вернулся в Лондон, чтобы начать великую работу, которую поручил ему Бог. Теперь он  был спасен Господом Иисусом Христом. Такое спасение можно получить только по благодати, оно не может быть унаследовано. Он смирил себя и был привлечен Тем, о Ком мать часто говорила ему. После смерти отца Гренвил унаследовал титул барона лорда Редстока третьего, который открывал ему доступ в самые высшие слои общества. Бог готовил Своего слугу для великого труда.

А тем временем в Лондоне наступал очередной светский сезон. Редсток в компании друзей  посещал балы и обеды. Однажды на одном из вечеров известный адвокат спросил его, что он делает для своего нового Господина Христа. После такого вопроса Гренвил задумался и с явным нежеланием стал посещать госпитали, чтобы читать Библию больным и умирающим. Одним из больных был молодой человек из Филиппин. Рак съедал его лицо. Он был озлоблен и обижен на судьбу, и Гренвил, не зная испанского, хотел помочь этому несчастному. Он решил читать ему испанский Новый Завет. Наблюдая за выражением лица своего слушателя, он видел, что тот его понимает. Он читал на незнакомом языке на протяжении нескольких недель, и основательное изменение произошло в слушателе. Медсестра позже рассказывала, как однажды больного посетил человек, который знал испанский. Беседуя с ним, он обнаружил, что тот испытывал мир в Господе Иисусе Христе. На следующий день он умер. Это был первый человек, который обратился к живому Богу через лорда Редстока. Подобное повторялось на протяжении всей его жизни, но он всегда помнил случай  с первым обращенным. Ясно, что не через убедительные слова Гренвила больной получил возрождение души, но через Слово Божье - и барон всегда помнил об этом. Он научился возлагать свою уверенность на истину Евангелия. Эта уверенность была надежной и постоянно укреплялась.

Редсток обладал огромными возможностями и практически не имел ограничений. Он был  талантлив, крепкого здоровья, личное состояние позволяло ему не работать. У него был хороший  дар дипломата, и он мог бы преуспеть в политической карьере. Ему прочили и офицерскую карьеру. Влиятельные люди предложили ему быть представителем Ирландии. Внимательно выслушав  предложение, он ответил: «Могу ли я быть представителем кого-либо, кроме себя?» Позже он  сказал: «Я уверен, если даже у меня и будет успех, я не получу в этом мире и одной десятой доли того счастья, которое имею в служении Богу». Он пренебрег многим, но получил гораздо больше.

Редсток женился. Они с женой поселились в Лондоне и ежегодно получали сотни приглашений на обеды. На каждом званом обеде Редсток решительно свидетельствовал о своем новом  Господине, и количество приглашений постепенно стало уменьшаться. Он видел пустоту и лицемерие в жизни высшего общества и не мог тратить свое время и энергию на подобное времяпровождение. Везде, куда бы его ни приглашали, он проповедовал как на христианском собрании.

Обратившись к Богу, он стал жертвовать многим, оставил офицерскую службу и полностью  посвятил свою жизнь проповеди Евангелия. Через его проповеди обратился к Богу доктор  Фредерик Бедеккер. «Я вошел в дом гордым германским атеистом, - вспоминал доктор, - а ушел  смиренным и верующим учеником Господа Иисуса Христа. Слава Богу!» Восемь лет спустя Бедеккер  поехал в Россию и принимал участие в великом труде, посещая тюрьмы в Сибири.

Десять лет ожидал Редсток возможности посетить Россию. В Санкт-Петербург он прибыл весной 1874 года. Он пользовался принципом Божьего водительства и тщательно анализировал свои мотивы. У него было огромное желание проповедовать Евангелие в России: Россия была у него в сердце до конца жизни. Он пытался учить русский язык, но проповедовал на французском, потому что этот  язык был широко известен в высшем обществе Санкт-Петербурга. И когда время пришло, то Редсток и те, кому он должен был проповедовать, были подготовлены. Княжна Екатерина Голицина, внучка президента Русского Библейского Общества, описывала происходящее: «Небесной силой все двери были широко открыты для него: залы, церкви и частные дома. Толпы приходили слушать Благую весть. Как-то я решила посетить мою кузину княгиню Левин. Там я встретила лорда Редстока, который только что прибыл в Санкт Петербург». Редсток хотел, чтобы она узнала Христа, и рассказал ей о Нем. Княжна была в недоумении. Возможно  ли лично знать Бога? Она стала посещать все собрания Редстока. «Наконец, - пишет она, - после благословенной проповеди я осталась для личной беседы, и там мы склонились в молитве перед Тем, Кто и стал моим Спасителем навечно». Княгиня Наталья Ливен из Санкт-Петербурга вскоре последовала примеру кузины и, обратившись к Христу за прощением грехов, получила новую жизнь. День за днем Редсток был среди величественных, разрисованных залов Санкт-Петербурга, убеждая аристократию увидеть нужду во Христе. В переполненных залах  вечер за вечером он проповедовал о Христе.

Вокруг Редстока собиралось огромное количество людей из аристократического общества. Газеты того времени писали: «Новый приезжий выглядел где-то под пятьдесят или больше. Он был одет в простое серое пальто, и ничего в его облике не напоминало проповедника. Высокий ростом,  производящий впечатление. У него был квадратный лоб, лысая макушка, обрамленная пучком  светлых волос, и короткие рыжие бакенбарды. Ясный благожелательный взгляд и обычная улыбка  озаряли его лицо; таким был «лорд апостол», как назвали его клеветники». Известный сатирик и  писатель князь Мещерский пытался высмеять Редстока в своем романе «Лорд апостол», но ничто не могло остановить евангельское пробуждение. Французский историк писал, что этот «миссионер высшего общества быстро стал модным. Его доброжелательная простота соревновалась со спиритическими сеансами, которые были популярны в те времена. Как народный пророк в таверне, он проповедовал на званых вечерах и на ужине за самоваром. Англичанин инструктировал русских  на французском. У скептиков была хорошая возможность посмеяться над лордом апостолом, но евангельское семя возросло, хотя и упало на ковры царских палат».

Многие удивлялись, что привлекало такое множество людей. Редсток начинал собрание с молитвы, прося водительства Божьего, потом читал Писание и объяснял прочитанное. Служение длилось час. Центральной темой была основа Евангелия: Господь Иисус Христос умер на кресте в искупление за наши грехи, мы получаем спасение через веру и можем быть уверены в прощении грехов. Он заканчивал молитвой и гимном. В конце приглашал тех, кто желает поверить в Христа, подойти к нему позже. Собрания проводились «в форме беседы, без эмоций и красноречия, но с глубоким убеждением». Редсток ясно объяснял свою духовную позицию. Он признавал Триединство Бога, крещение и Вечерю Господню как заповеди и называл себя членом Церкви Христовой, не упоминая конкретную деноминацию.

Никто не мог дать объяснение тому, почему речь Редстока производила такое сильное впечатление. И друзья, и враги сознавали, что в нем самом нет совершенно ничего, что принесло бы такие результаты, какие совершает его проповедь. Однако бароны, княгини, графы принимали его евангельскую весть как откровение христианской истины, хотя она не несла в себе ни особой глубины, ни мысли, ни теологии, ни точных объяснений, да еще и была на ломаном французском. По словам одного русского генерала, Редсток «был словно телеграфным проводом, и во время глубокого духовного крушения через него пришла искра с неба. И именно простота его служений и простота его характера привлекали людей. И даже самый апатичный к религии человек мог сказать, что у Редстока действительно настоящая, живая вера. И она привела его сюда, в эти залы, не ожидая платы, не ища благосклонности со стороны властей. Он был усерден, искренен и предан Богу и своему труду, не защищая и не атакуя; он жил так, как проповедовал. Он разрушил официальные общественные нормы и как простой человек проповедовал силу веры. Он призывал слушателей молиться о своем народе и о спасении России. Это оставило глубокий след в русских сердцах и заставляло людей приходить на его собрания». Не менее сорока аристократических домов Санкт-Петербурга были открыты для собраний Редстока.

Широко известный офицер, только что вышедший в отставку, не решался поговорить с проповедником, но наконец подошел к нему и сказал, что поскольку он по природе мирской человек, для него будет совершенно невозможным принять Христа, так как впоследствии он может отпасть и этим обесчестить Спасителя. Лорд Редсток взял карандаш и, держа его над столом, спросил офицера, почему карандаш не падает. «Потому что вы держите его», - ответил тот. «У карандаша, следовательно, нет способности держаться самому по себе, но внешняя сила держит его. Также и Бог, видя полную неспособность человека, держит его Своей силой. Вопрос отпадения не зависит от человека, но от Всемогущего, Который силен «...соблюсти вас от падения и поставить пред славою Своею непорочными в радости» (Иуд. 1:24)». Через год офицер посетил Редстока. Он издали приветствовал лорда: «Бог не дал упасть карандашу даже на одну минуту!»

В 1878 году Редсток был выслан из России, и собрания его последователей были запрещены. Однако усмирить аристократию было сложнее, чем крестьян. Было ясно, что евангельское движение распространялось и росло. И уже очень скоро начались гонения. Многие претерпели жестокое и злобное обращение, но они уже успели основать церкви, отпечатать огромное количество  Библий и другой духовной литературы. Во всех слоях общества России уже знали о живой проповеди Редстока. Семя было посеяно, и его всходы уже невозможно было остановить.

Лорд вернулся в Лондон, где организовал Службу помощи неимущим. Он лично финансировал  строительство и содержание нескольких гостиниц для обездоленных. Редсток израсходовал большую часть своей собственности и доходов на различные благотворительные мероприятия, в которых не хотели участвовать люди его сословия. Лорд вел спартанский образ жизни. Он продал часть своей собственности и купил огромное здание старого отеля, чтобы приспособить его под приют для эмигрантов из России, Германии и Скандинавских стран. Редсток поставил своей целью спасти их от нищеты и голодной смерти и оказать некоторую помощь, прежде чем они станут на ноги. В  программу оказания помощи входило и регулярное проведение евангелизационных собраний  при его непосредственном участии. В течение семи лет через его гостиницу прошло около 70 000  эмигрантов, многие из которых свидетельствовали о своем духовном рождении, полученном там.

Лорд Редсток выстроил также зал недалеко от железнодорожного вокзала «Виктория» в  Лондоне, где лично проповедовал каждое воскресенье. Несколько раз эти собрания посещала  даже мать королевы Англии, но обычно там собиралось небольшое количество людей, в основном  кучера и слуги, проживавшие в изобилии в том районе, которым Редсток желал принести весть о  спасении.

Незадолго до смерти он сказал своему другу: «Я любил Господа на протяжении вот уже многих лет своей жизни, и теперь, когда я состарился, меня переполняет мысль о том, как велика Его  любовь ко мне, любовь, которой я совершенно не заслуживаю».

Редсток умер 8 декабря 1913 года в возрасте 80 лет и был похоронен рядом с женой, которая умерла также 8 декабря, но на двадцать один год раньше. Тема похоронной проповеди не могла быть более уместной: «Ибо для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение» (Флп. 1:21). Кроме членов его семьи, на похоронах присутствовало огромное количество людей - и из высшего общества, и простых рабочих. Этому великому слуге Божьему нет памятника в его имении, которое сейчас является общественным парком. У него нет наследника, который бы принял его титул барона, но есть множество духовных наследников по всему миру, которые несут яркое свидетельство веры. И Редсток не желал бы лучшего мемориала!

Дэвид Фаунтин

Выпуски