Содержимое

«Ты испытал нас, Боже...»  Пс. 65:10

Признайтесь, кто не произносил этих слов? Они отража­ют настроение верующих всех времен. Так было во времена патриархов. Господь призвал Авраама оставить все родство в Уре халдейском и идти в страну, о которой тот практически ничего не знал. Призывая Авраама быть странником в чужой земле, ожидая сына, данного ему в преклонном возрасте, Господь испытывал Своего раба. И этого долгожданного сына ему потом приказано было принести в жертву на вершине горы, поэтому Авраам мог сказать: «Ты испытал нас, Боже...».

Эти же слова мог сказать и Исаак, обитая в шатрах на земле обетованной, где ему фактически не принадлежало ни пяди земли, за исключением той, где был похоронен отец. У Иакова эти слова были высечены на сердце, когда он работал в доме Лавана и когда боролся с Господом, когда переходил вброд поток Иавок, когда вынужден был идти в Египет, когда благословил своего сына Иосифа. Любой из патриархов перед тем, как отойти в вечность, мог сказать: «Ты испытал нас, Боже...». Эти слова стали гимном для израильского народа в Египте, они пели его, когда блуждали по пустыне, когда переходили Иордан и шли на войну под предводительством Иисуса Навина, когда обнажали свои мечи против народа сильного и крепкого, завоевывая себе земли: «Ты испытал нас, Боже...». С этими словами на устах ухо­дили на вечный покой судьи, они излились из сердца Давида. Пришли другие цари, но и им эти слова были понятны, потому что каждый мог сказать: «Ты испытал нас, Боже...».

Самое удивительное, что и нашему Спасителю Господу Иисусу Христу они не были чужды. На Его долю выпало то, что не пришлось пережить никому на свете. И все уверовавшие в Него, пережившие гонения, брошенные во рвы к диким зверям, заключенные в темницы, сожженные на кострах, говорили, воз­носясь в сиянии на небеса: «Ты испытал нас, Боже...».

Сегодня, может быть, не так сурово, как в старые време­на, но по-прежнему Бог испытывает Церковь. Давайте посмо­трим, как это происходит. Прошли года, прошли века, но по-прежнему христиане всего мира повторяют эти слова псалмопев­ца: «Ты испытал нас, Боже...». Вселенская Церковь поет этот пса­лом и каждый верующий, отходящий в мир иной, может подпи­саться под этими словами. Каждая душа, стоящая у трона благодати, прежде чем войти жемчужными вратами на небеса, сказала эти слова. На небеса не попал ни один слиток серебра, миновав плавильную печь на земле или не получив семикратное очище­ние. Там нет ни одного бриллианта, который не прошел бы боже­ственной огранки, ни одного карата золота в короне Христа, под которым не раздувались бы угли очистительного огня. Если вы слуга Божий, то непременно должны быть испытаны: не пройдя через огонь, вы никогда не сможете войти в небеса, не сможете доказать свою ценность, как не видна стоимость золота в руде. Сегодня я приведу несколько причин, почему мы с радостью дол­жны принимать испытания и даже благодарить Господа, когда Он посылает их нам.

I. Во-первых, зададим очень простой вопрос: ЧТО ИМЕННО ИСПЫТЫВАЕТ В НАС ГОСПОДЬ?

Так же прост будет и ответ: все. Если в нас есть что-то, что не подверглось испытанию, оно непременно подвергнется в надлежащее время. Все, чем мы обладаем, все, дарованное нам Богом, должно быть испытано. Ни один атом благодати не может остаться не опробованным. Ни один грамм манны не должен быть положен в буфет, чтобы не завелись черви. Манна предназ­начена для еды, а не для хранения. Бриллиант увеличивает свою стоимость с каждым ударом резца гранильщика.

Думаю, любой из нас, оглядываясь назад на прожитую жизнь, может сказать, что Господь испытывал нас неоднократно и серьезно. Впрочем, не надо думать, что испытания посылались только нам. С нами рядом было множество тех, кто пытался под­ставить плечо под обрушившуюся тяжесть. Правда, не меньше было и тех, кто бежал, лишь завидя подобные обстоятельства. Мы шли на врага с открытым забралом, рядом с нами шли дру­гие, но не все мы вступили в сражение. Горько сознавать, но это именно так. «Не рассказывайте в Гефе, не возвещайте на улицах Аскалона, чтобы не радовались дочери Филистимлян», как были сокрушены их щиты, латы пробиты, а перья на шлемах выщипа­ны. Когда кто-то ступает прочь с пути Сиона, нам следует проа­нализировать причины, чтобы приготовиться к достойной встре­че с трудностями. То, что Господь испытывал нас, помогло нам до сегодняшнего дня сохранить листву зеленой и цвет не опав­шим. Но сколько вокруг тех, кто так хорошо начинал, а потом ушел с прямого пути, отказавшись от испытаний. И вот, их листья пожелтели и опали, голые корявые ветви гнутся и ломают­ся под ураганным напором сатанинских искушений. Бывает и так: мы думаем, что цветы завяли и погибли, потому что опали их лепестки. На самом же деле просто пришло время для плодов. Милость Твоя велика, о, мой Боже...

Плоды слабы, их может повредить и холодный ветер, и прожорливые гусеницы. Но если бы они могли говорить, то мы бы услышали слова благодарности и любви к Господу за даро­ванную жизнь.

Не надо пугаться, когда приходят испытания. Это великая честь - получить испытания от Господа. Как иначе можем мы показать, что любим Его, если не положим на жертвенник самое дорогое? Человек уверовал, покаялся, он весь светится от пере­полняющих его чувств благодарности. Но останутся ли чувства прежними, когда придут испытания? Что будет, когда придут испытания? Не усомнитесь ли вы? Не отойдете ли и не скажете ли, что вам такого не надо? При всей своей простоте это очень серьезный вопрос.

Я люблю цветы, но настороженно отношусь к цветам тепличным. Они красивы и привлекают взор только в очень спе­цифических условиях. Чуть изменилась погода, спряталось солнце, подул ветер, я уж не говорю о заморозках, и эти цветы поникли, чтобы вскоре умереть. Так происходит и с людьми, не изведавшими испытаний. Я доподлинно знаю, что многие из присоединяющихся к церкви выросли в тепличных условиях. Их христианство искусственно, как искусственны условия в тепли­цах. Они окружены заботой и любовью близких, братьев и сестер во Христе. Но, оказавшись вне круга верующих, они замерзают, не вынеся сурового климата окружающего их мира. Я знаю, что многих из вас коснулся пронизывающий ветер зла, скверносло­вие так и сыпалось на вас, зло пыталось проникнуть в душу, а, может быть, безбожные мертвая вежливость и бледная воспитан­ность старались войти в сердце. Слава Богу, вы выстояли, дер­жась за Христа! Теперь и вы вместе с псалмопевцем можете сказать: «Ты испытал нас, Боже...». Вы боялись утратить уверенность? Но она только укрепилась, выйдя из горнила испытаний! И вы теперь в глазах Бога стали более драгоценны, как становит­ся более дорогим алмаз после надлежащей огранки.

Бог, кроме того, испытывает нашу верность обещаниям. Не торопитесь давать обет, не обещайте сгоряча. Чем меньше обетов мы даем, тем лучше, но уж если случилось дать обет, приложите все усилия, чтобы исполнить его. Сколько клятв дали мы, когда наша кровь бурлила от новизны ощущения радости спасе­ния! Мы думали и верили, что все исполним, полагали, что смо­жем совершить все, что делали древние герои. Потом мы думали, что, оказавшись в тех или иных условиях, сделаем то-то и то-то. Мы не расписывались кровью под нашими обетами, подписи были лишь в уме, но от этого они не перестали быть личными подписями под невыполненными обещаниями. Никто не заста­влял нас клясться, обещать и давать обеты. Оглядываясь назад, анализируя свое и ваше поведение, начиная с того дня, когда мы вступили в битву, я прихожу к печальному выводу. Мне с глубо­ким сожалением следует признать: «Ты испытал нас, Боже...». Некоторые верующие отзываются о старшем поколении христи­ан, как о скучных и лишенных радости и энергии людях. Но чем вы лучше? В начале своего служения я неоднократно давал обещания самому себе, что ни одно холодное или равнодушное слово не слетит с моих губ. Я так стремился к этому, но Господь испытывал меня и в этом - в моем обещании. Усталость, болез­ни, житейские неурядицы были тем самым испытанием, которо­му подверг меня Господь. И мои испытания, я верю, еще не закончились. Порой мне было невыносимо трудно, но меня под­держивала любовь к Богу и вера вела вперед, к следующим испы­таниям. Иногда я спрашивал: «Испытал, ли Ты меня, Боже?». Но жизнь моя продолжалась, продолжаются и испытания. Только теперь я знаю, как трудно порой исполнить свои обещания.

Господь милостив, Он стремиться испытать нас для нашей же пользы, поэтому и исправляет наше стремление самим оценить то, чего мы достойны. Постарайтесь припомнить, - многим не составит труда сделать это, в том числе и мне - что вы думали, когда только что познали Бога? Вы так сильно отли­чались от госпожи Многобоязни. Повстречавшись с ней, вы уди­вились, сколь боязлива была эта дама. О себе же подумали, что никогда не будете столь трусливы. Но сколько раз вы попадали в ситуацию, где надо было или возвысить голос в защиту правого дела, или еще каким образом решительно поступить. Даже возь­мем простой пример. Многие обещают себе, что придет следую­щее молитвенное собрание, и уж на нем я буду молиться, да не так формально, как прошлый раз это делал брат N. Ну и что? Приходит следующее молитвенное собрание, затем еще одно, и еще, а вы все не наберетесь смелости открыть рот. Как часто люди осуждают кого-то, говоря, что вот я бы на его месте посту­пил совсем по-другому. Но вот вы на его месте. И что?

Как часто хвастовство, хоть и замаскированное под бла­гое деяние, пытается вознестись над людьми. Но Господь смиря­ет. В моей практике - хотя многие считают, что она весьма непродолжительна - я часто встречал христиан, которые говорили о великих вещах, которые сотворил с ними Бог, и о тех возможностях, которые Он перед ними открыл. Их речам было присуще хвастовство. Но рано или поз­дно их всех смирял Бог, повергал в прах и пепел. Я встречал бра­тьев, которые говорили, что никогда не испытывали сомнений в своем избрании. Я благодарил Бога за них и надеялся, что это так на самом деле. Но потом они оказывались в таком положении, молю Бога, чтобы я никогда не оказался в таком, что дух захваты­вало. Сначала они гордо и уверенно шли напролом, а потом были готовы спрятаться в мышиной норке. Господь смирил их, сегод­ня они надеются, что окажутся хотя бы у порога дома Господня в день Его пришествия. Прислушайтесь к их молитвам:

- Милостивый Господи, прости меня за то, что я возно­сился, считал себя особенным и достойным особой участи. Бла­годарю Тебя, Господи, что ты испытаниями смирил мой гордый дух. Теперь молю только об одном: не оставь Своей милостью, не пройди мимо...

Возлюбленные, Бог испытывает не только верность обещаниям и соответствие той оценке, которую мы себе даем, Он испытывает наши силы. Какими сильными порой мы кажемся сами себе! Как сказал мой друг Уилл Ричардсон, простой рабо­чий, но мыслящий не хуже Августина, поэтому я люблю цитиро­вать его. Так вот, однажды он сказал мне:

- Брат Сперджен, если случится, что мы с тобой возне­семся над землей на дюйм, это будет слишком высоко. Господь вернет нас на землю.

Я был  согласен с ним, и мой друг продолжил свои рассуждения. Он сказал, что зимой глазами он готов сжать  за один день не только свое поле, но и поле соседа. Но когда при­ходит пора жатвы, он трудится много дней, трудится днем и ночью, чтобы убрать урожай, молит Бога дать ему силы.

Не так ли происходит с нами в христианской жизни? Когда солнце не стоит над головой, и пот не застилает глаза, мы думаем, что многое можем сделать. Когда нет обязанностей, мы несем служение, исполненные силой, но только в мечтах. Но при­ходит время применить силу, а ее нет. Серп не поднимается, солнце жарит, пот разъедает глаза и кожу. Все тщетно. «Блажен человек, которого сила в Тебе», который может петь: «Все источ­ники мои в Тебе».

Вы знаете, друзья, многие источники, полноводные зимой, летом пересыхают. Только не тот, что течет из скалы, кото­рая есть Христос. Этот никогда не высохнет. Блажен, кто может пить из него, не полагаясь на поверхностные воды. Блажен, ибо из этого источника получает он силу и на каждый день, и силу для испытаний.

Более того, Господь испытывает нашу веру, а не только силу. Наша вера есть сила наша, потому что ею мы держимся за руку Христа. Брат, неужели твою веру еще не испытали? Но не испытанная вера вовсе не вера. Что это значит? Ответ прост: если веришь давно, а вера не испытана, то от Бога ли она? Я могу ска­зать о вере примерно то же самое, что говорили биологи древности о саламандре. Тогда люди верили, что саламандра рождается из огня. Я думаю, что это более верно по отношению к верующим, чем к этому мифическому существу. Естественная составляющая веры - огонь. Без него она не может существовать. Огонь испы­танием должен напитать ее, чтобы она могла жить. Вы когда-ни­будь встречали человека, который бы построил дом для того, чтобы, заперев дверь, никого не пускать в него жить? Дом пред­назначен для того, чтобы в нем жили. Собранный урожай следу­ет отвезти на мельницу. Испеченный хлеб следует есть. Получен­ную веру надо показать на деле. Бог не дает ничего бесполезно­го. Бог обязательно отправляет Свою пшеницу в перемол, вы дол­жны пройти между жерновами, должно быть испытание веры. Знаете, как добывают золото в Австралии? Старатели, стоя по пояс в воде, зачерпывают породу в драгу и трясут ее, периодиче­ски окуная в воду, до тех пор, пока золото не отделится от песка и камней. Мы с вами напоминаем лопату, наполненную породой. Нас следует трясти и окунать в воду до тех пор, пока примеси невернутся обратно в реку, оставив в драге чистое золото. Наша вера - отмытое испытаниями и потрясениями Божье золото.

Но наше сердце дороже обычного золота, поэтому дол­жно быть испытано в огне. «Вы еще не до крови сражались», битва продолжается, вперед, друзья. Вы не отделаетесь малой кровью, испытаний будет много, и они будут серьезными. Бог не строит малых кораблей для путешествия через бурный океан, потому что малые корабли потонут в глубоких водах. Он строит огромный лайнер, ангелы придут в восхищение, когда увидят, сколь прочно Божье судно. Ему не страшны ни ветер, ни волны, которые непременно встретятся на пути, он дойдет до берега обетования и причалит к небесным пристаням.

Подводя итог, скажем: все хорошее в нас должно быть испытано и исправлено. Должны быть испытаны сами принципы веры. Не удивляйтесь и не пожимайте плечами в недоумении. Немало есть таких людей, которые очень высокого мнения о своей вере, которые считают, что только они верят правильно. Они равнодушны ко всему, что их окружает. Таким своим пове­дением они смущают умы, подают плохой пример молодежи, наносят урон Церкви. Я иногда встречаюсь с людьми, которые обеспокоены подобным поведением некоторых братьев, но счи­таю, что нам с вами нечего опасаться. Если их вера истинна, то она устоит в Божьих испытаниях, а если нет - Господь защитит нас. Я когда-то надеялся - сколь глуп я был! - что эти люди верят в то, что говорят. Но они показали себя в истинном свете как разрушители порядка в Церкви и как враги служителей. Что мы можем сделать? Встать на бастионы, как некогда встали наши отцы, защищая Церковь. Не бояться, а полагаться на Господа. Кто они, эти смущающие нас? Гордые, самодовольные, тщеславные люди, полагающие, что они слишком хороши, чтобы присоединиться к какой-либо церкви. Воистину, они - жители духовного Вавилона, мудрствующие лукаво, фарисеи нашего времени. Пусть делают, что хотят. Мы должны знать лишь одно: если наш путь верен, то мы устоим. Мне нравится смотреть, как корабли встречаются с бризом: тот шумит, делает вид, что страшен, но хорошему кораблю он нипочем. Так и истинному верующему, который видит смысл своей жизни в Боге, нипочем мелкая суета самоуверенных глупцов.

Следует испытывать наши установления, крещение и вечерю. Господь в свое время послал такие испытания в Европу, без них Церковь никогда не пришла бы к Реформации.

Если мы ходим с Господом, то должны быть всегда гото­вы дать отчет в своих делах. Правда, иногда мне кажется, что в требовании отчета нет христианского духа, что люди просто хотят унизить меня или посмеяться надо мной. Такие мысли заставляют меня вскипать, но я смиряю себя напоминанием, что и таким образом Бог испытывает меня. Да, смирение - одна из наиболее труднодостижимых добродетелей, но я вновь и вновь повторяю: «Ты испытал меня, Боже...»

II. Переходим ко второму вопросу: КАК БОГ ИСПЫ­ТЫВАЕТ НАС?

Возможно, кому-то кажется, что ему уже известны все способы испытаний, но на самом деле это не так. Дорогие друзья, у Него для этого есть тысячи и тысячи различных способов. Это могут быть и тяжелая утрата, и временные потери, и болезнь, несовершенство, клевета, гонения, духовные страдания, мате­риальные потери... Все это - испытания. Человек, прошедший их, может сказать, как говорил в своих испытаниях Иов: «Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» Он благодарит Бога за испытание. К тому же, дорогие друзья, милость Божья стоит того, чтобы ради нее идти в огонь и в воду. В нашей жизни нет ничего, что стоило бы благодати. Не говори­те мне ничего о вашей беззаботной, сияющей солнечным светом, религии, не говорите о вашем спокойном и тихом благочестии. Вы знаете, как на Средиземном море меняется погода? Светит солнце, легкий ветерок ласкает лицо, море - само спокойствие, ничто не предвещает грозы. Маленькие моллюски, называемые корабликами, всплывают на поверхность и наслаждаются пре­красной погодой. Но вот на небосклоне появляется маленькая тучка, и вскоре начинается шторм, переходящий в бурю. Куда подевались кораблики? Они поспешили лечь на дно, к чему рисковать? К сожалению, так поступают многие христиане.Когда все идет хорошо, они рядом с нами в собрании. Но пришли иные времена, и где же они теперь? Прекрасную метафору пред­ложил Джон Буньян для описания поведения таких «христиан»: они идут под руку с Верой, когда та обута в серебряные туфель­ки, но когда она выступает босая, и люди над ней смеются, их рядом не найти. Бедствия испытывают людей, это не новость для христиан.

Но есть испытания совсем иного рода. Это серьезные испытания, они возникают тогда, когда свет, светящий христиа­нам, вдруг становится невыносимо ярок, и они вынуждены заж­муриваться. Существует множество вещей, которые не согласу­ются с нашей жизненной философией, но, несмотря на это, они существуют. Спросим себя, насколько мы упрямы? Могу ли я, веря в определенную доктрину, принять ее в несколько ином свете, если Слово Божье указывает мне на это? Или я поступаю так, как поступают многие братья? Прочитав какой-то стих из Библии и помолившись, они вдруг обнаруживают в давно извест­ных им словах новый смысл. И начинается умственная чехарда: как это согласовать с тем, что брат проповедник говорил в прошлое воскресенье? А почему я раньше так не думал? А зачем вообще я так подумал? И т.д., и т.п. Сколько раз бедную истину отталкивали, сколько раз люди останавливались на половине пути, побоявшись пойти дальше только потому, что дорога показалась им неизвестной. Сколько раз я слышал, что если пропо­ведник говорил не так, то и стих этот не значит того, что мне якобы открылось в нем.

Но так быть не должно. Почему бы не рассудить следую­щим образом: «Этот стих означает то, что означает. Господь лучше знал, как написать, а я просто не могу вместить. Если это противоречит иному стиху, то я просто не понимаю до конца его смысл. Мне только кажется по незнанию, что есть противоречие, на самом деле его нет, так что мне следует верить и тому, и этому. Потом все разъяснится, а мне следует больше читать Библию и размышлять над ней».

Приведу пример из современной, насыщенной техниче­скими новинками, жизни. Вы зашли в лавку и попросили дать вам открытку такой-то и такой-то церкви. Лавочник приносит вам две открытки. Вы отказываетесь их брать, говоря, что вам нужна только одна.

- Сэр, это одна и есть, - говорит лавочник.

Вы возмущаетесь, обвиняете лавочника в том, что он издевается или насмехается над вами.

Лавочник возражает:

- Сэр, если вы посмотрите на открытки должным обра­зом, то увидите, что это одно изображение.

Вы смотрите и ничего не понимаете. Неужели вас разы­грывают? Возмутительно, ноги моей в этой лавке больше не будет!

- Ах, сэр, - говорит лавочник, доставая из-под прилав­ка стереоскоп, - взгляните в эти окуляры.

Вы смотрите, и перед вами появляется чудо! Две открыт­ки слились в единое изображение. Перед вашим взором предста­ла прекрасная стереокартинка.

Я глубоко уверен, что в Писании много истин, на которые следует смотреть сквозь стереоскоп. Когда мы попадем на небо, Бог предоставит нам такую возможность. Мы увидим, как соот­носятся ответственность человека и Божье избрание, предопре­деление и призыв к покаянию. Бог открывает нам эти истины и сегодня, как глупо идти против них. Надо только поверить, что Господь всегда прав. Если нам что-то непонятно, то это не вина Бога или учения, но наш собственный недостаток, проистекаю­щий от упрямства или незнания. Поэтому проанализируйте все спокойно, посмотрите через стереоскоп Священного Писания, и вы поймете, что были неправы:

- Но Бог открыл мне мои заблуждения и приготовил сердце к восприятию истины. Ты испытал меня, Боже!

Мне нравятся братья, не стоящие на месте. Я уверен, мы как церковь, всегда должны стремиться вперед к познанию исти­ны. Сейчас я думаю о вечере Господней. Мне кажется, что хлебопреломление должно совершаться каждую неделю. Чем больше я читаю Писание, тем больше утверждаюсь в этой истине. Я поде­лился своими мыслями с другим служителем. Он ответил мне, что не думает так, потому что во всех церквах заведено прово­дить хлебопреломление раз в месяц, а не в неделю. Затем я спро­сил совета еще у одного брата. Он выслушал меня очень внима­тельно и сказал, что следует еще более тщательно изучить Писа­ние, и если это по Слову Божьему, значит, так тому и быть. Он был готов к изменениям, если на то воля Божья. Это незначитель­ное испытание, но все же - испытание светом Слова.

Все, о чем говорилось выше, весьма важно и серьезно. Однако не у всех бывают такие испытания. Но есть такое испы­тание, которое посылается всем без исключения. Это испытание любовью. У вас есть ребенок, как вы любите эту девчушку, как обожаете этого парня! У вас прекрасный муж. Вы любите его, идеализируете его. А может быть, объект вашей любви брат или сестра, обычный христианин? Господь часто посылает нам людей, к которым наше сердце буквально прикипает. Мы готовы босиком на край свет идти, только чтобы нашим любимым было хорошо. Но зачастую такую большую любовь Господь посылает для того, чтобы испытать, достаточно ли этот брат или та сестра любят Его, великого Бога. Кто у вас на первом месте - Господь Бог или жена? Иисус Христос или новорожденные близнецы? Именно испытание любовью является наиболее сложным для человека. Как часто мы отказываемся воспринимать Иисуса Царем нашей жизни. Дорогие друзья, трудно представить себе, как бы мы повели себя, выпади на нас самое серьезное испыта­ние: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не досто­ин Меня». Кто сможет пройти через это? Если Сам Бог не спу­стится с небес в образе иконоборца, то мало кто что сделает. Если Он не вмешается, то слова «мы любим Тебя, Господи» будут пустым звуком, потому что между вами и Ним будет стоять тот или иной идол. Блажен, кто может пройти через такое испытание - испытание любовью.

Я верю, что Господь часто проверяет Своих слуг, откры­вая перед ними поле деятельности. Мне выпал жребий трудиться на этой ниве, нельзя оставить ни одного уголка поля, данного мне Господином жатвы. Но человеческая плоть требует отдыха, кричит, что теперь пусть работают другие.

Мне кажется, что Бог часто смотрит, насколько охотно человек приступает к работе на порученном ему участке. Возможно это что-то такое, что раньше никто не делал, а ваш друг, пожав пле­чами, говорит:

- Дорогой брат, ты поступаешь неблагоразумно.

Но что такое благоразумие? Что значит поступать благоразумно? Я слышал объяснение моих братьев, говорящих, что поступать благоразумно значит не делать что-то сверх веры. Если можешь что-то делать, делай, если нет - не берись. Иди своей дорогой и не высовывайся. Если на пути встретится Голиаф, поносящий Бога Израиля, отправляйся домой и жди Давида. Если предстанет «некий муж, Македонянин, прося и говоря: приди в Македонию и помоги нам», подумайте, что вы можете сделать или предайте его просьбу в какую-либо миссию. Если Иисус Христос призыва­ет на служение, сделайте вид, что не слышите. Так поступают резервисты. Звучит сигнал «сбор», а они не собираются, объясняя это тем, что были далеко и не слышали сигнала трубы. Многие современные христиане не желают честно трудиться на ниве Божьей, предлагая вместо молитвы и проповеди донкихотские проекты евангелизаций. Я и пенни не пожертвую на эти более чем сомнительные мероприятия. Посмотрите, что там творится. Огромное количество служителей, почетных гостей, представи­телей власти - все, как на пиру во дворце Навуходоносора. Мно­гие люди любят помпезность, считая ее необходимым атрибутом успешного предприятия, но избранные стоят там, где, казалось бы, и стоять не на чем, опираясь на единственную опору - руку Христа. К чему пышные одежды и пафосные речи. Вот я, Госпо­ди, каков есть стою перед тобой и жду, чтобы Ты послал меня туда, куда Сам захочешь. Не угашайте духа, сражайтесь в послан­ных испытаниях с верой, что с вами Господь. «Воспряни, воспряни, Девора! воспряни, воспряни! воспой песнь! Восстань, Варак! и веди пленников твоих, сын Авиноамов!»; «Отряси с себя прах; встань, пленный Иерусалим! сними цепи с шеи твоей, пленная Дочь Сиона!», ибо с тобой Господь.

III. У нас есть множество примеров, но время летит, так что переходим к заключительной теме нашей проповеди. КАКОВ РЕЗУЛЬТАТ ИСПЫТАНИЙ, ЧЕРЕЗ КОТОРЫЕ НАМ ДОВЕ­ЛОСЬ ПРОЙТИ?    

Что ж, дорогие друзья, думаю, потери являются нашими приобретениями. Да, да, именно потери и именно приобретения­ми. Не волнуйтесь, я в здравом уме и знаю, что говорю. Я думаю, мы теряем привычку полагаться на земные вещи. Столько осно­ваний, на которых вы строили, было разрушено, что у вас появи­лось желание строить где-нибудь на небесах. Вы перестали дове­рять миру, в нем вы не найдете покоя. Разве это не потеря? Не утратили ли вы желание строить воздушные замки? Если да, то это стоящая утрата. Вы не так уж сильно сияете, но процент содержания золота в вас увеличился. Вы утратили некоторую способность создавать вокруг себя много шума и имитировать бурную деятельность. Но дело, тем не менее, идет. Куда-то поде­валась гордость, и поубавилось хвастовство. Знаете ли вы, что желание испытаний тоже своего рода хвастовство? Неужели Бог не знает, что и кому в какое время надо? Я знаю одну женщину, скорее всего, она сегодня с нами, которая расстраивалась потому, что испытания оставили ее. Она молилась, чтобы трудности снова пришли в ее жизнь, но это прошло. Господь умудрил ее, она больше не просит для себя гонений, потому что поняла, что всему свое время. Испытания не посылаются просто так, чтобы кто-то просто погоревал или поплакал. Все, чем нас испытывает Бог, имеет глубокий смысл и должно произойти именно в этот момент или с этим человеком.

Многие христиане полагают, что если в их жизни нет гонений, то они уже и не христиане вовсе. И это убеждение мы тоже потеряли. Мы идем сквозь Чермное море испытаний. Кое - что нами утеряно при переходе, а сомкнувшиеся за спиной волны потопили потерянное вместе с египетской армией. Пусть же оно никогда снова не окажется на поверхности.

Мы потеряли желание идти по головам стоящих на нашем пути людей. Раньше ничто не могло сдержать нас. Вперед и только вперед! Но теперь мы прокладываем путь намного осто­рожнее. Мы утратили желание бездумно ранить находящихся рядом с нами людей, поскольку на себе испытали, как это мучи­тельно больно, если кто-то  сделает это.

Совсем недавно один дорогой мне брат сказал, что я слишком много времени уделяю утешению сомневающихся. Я подумал, если бы этому брату пришлось почувствовать, как воды изнеможения дошли до его души, если бы он погряз в глубоком болоте отчаяния, как это случилось со многими в нашей церкви, то он первый пожелал бы услышать слова утешения. Окажись такой человек в темнице, где невозможно прочесть даже строчки из книги утешений, где сатана возносится над благодатью, не скажет ли он: «Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?». Даже самое маленькое слово утешения и поддержки тогда будет как бальзам на рану. Я не думаю, что христианин может знать, как вести себя в глубоком болоте нужды, или что надо делать, когда попадаешь в неожиданную беду, если сам не пройдет через эти испытания. Дорогие друзья, мы потеряли воз­можность причинять боль словами и всякой напыщенной болтов­ней, но согласитесь, ведь это благословенные потери, не так ли? Пошли же нам, Боже, побольше таких потерь, чтобы с каждой потерей мы становились богаче духом!

Но с другой стороны, через испытание мы многое обрета­ем. Вряд ли я смогу все перечислить, я никогда не читал перечень золотых сережек и браслетов, которые израильские женщины выпросили у египтянок, поэтому не могу перечислить все драго­ценные камни, браслеты, серьги, все золото, что приобретается в глубине испытаний. Из всех вин, дегустируемых Рузерфордом, большим специалистом в этом деле, лучшим оказывалось то, что хранилось глубже всех остальных в подвале. На свете существу­ют тысячи сортов хлеба, многие из них превосходны, существу­ют различные кексы и пироги, но хлеб, принесенный воронами Илии, был и вкуснее, и калорийнее всего остального. Нам, как клинкам, нужна закалка, нас необходимо помещать в печь, а затем остужать особым способом, иначе мы сломаемся в самый ответственный момент битвы. Да, братья, до тех пор, пока мы не окажемся на небесах, нам не избежать испытаний. Поэтому вос­поем вместе с псалмопевцем: «Ты испытал нас, Боже...». И пусть эти слова исходят из самого сердца, а не просто произносятся губами.

Еще раз хочу вернуться к сравнению верующего и золо­тоносной породы. Да, мы знаем, что в этом камне спрятано золо­то. И мы начинаем мыть его, трясти, подбрасывать. Затем отдель­ные крупинки сплавляются в небольшой слиток. Но испытания золота на этом не закончены. Теперь оно попадает в раскаленный тигель, чтобы выйти оттуда сияющим и самым драгоценным металлом на свете. Так происходит и с нами. Что бы мы о себе ни думали, Бог видит в нас еще слишком много примесей. Поэтому Он очищает нас от них различными испытаниями, как мы сами делаем это с золотом. Вы уже спаслись одним лишь прикоснове­нием ко кресту, вас нашли и определили, что вы - драгоцен­ность. Вот уже омыли в святой крови Агнца. «Бог может из кам­ней сих воздвигнуть детей Аврааму». Но плоть хочет противного духу, поэтому Господь продолжает очищать нас. А если вы еще не получили спасение, взгляните на Голгофу - там жизнь веч­ная. Грешники, придите ко Христу, омойтесь в Его крови! Уве­руйте, чтобы вам не погибнуть. Примите испытания, чтобы сиять драгоценным сиянием перед Господом и Спасителем нашим во веки веков! Да, вы получите испытания, но, поверьте, возблаго­дарите Бога за них. И мы встретимся с вами на небесах.  Аминь.

Выпуски
Разделы