Содержимое

Бог всякой благодати, мысли Которого о нас всегда исполнены добра, а не зла! Дай нам сердце, способное верить, что мы приняты Возлюбленным; дай нам разум, способный восхищаться совершенством мудрости, которая нашла способ сохранить в целостности небеса и все же принять там нас. Мы удивляемся и изумляемся, что Ты, такой святой и устрашающий, пригласил нас на Свой пир и сделал так, чтобы Твоя любовь, словно знамя, развевалась над нами. Мы не в состоянии выразить благодарность, которую испытываем, но загляни в наши сердца и прочти эту благодарность там. Аминь.

В Боге милосердие и благодать едины; но, когда они достигают нас, мы видим их как два свойства, которые связаны друг с другом, но не идентичны.

Милосердие - это доброта Бога, которая относится к страданиям человека и его вине; благодать - это Его доброта, направленная на человеческие долги и недостатки. Именно благодаря Своей благодати Бог устанавливает заслуги там, где прежде их не было, и заявляет, что нет долга там, где он прежде был.

Благодать - это добрая воля Бога, которая позволяет Ему давать блага тем, кто их не заслуживает. Этот независимый принцип, с самого начала существующий в Божественной природе, проявляется как предрасположенность жалеть несчастных, щадить виновных, радушно принимать отверженных и быть благожелательным к тем, кто подвергался справедливому осуждению. Благодаря действию этого принципа мы, грешные люди, получаем спасение и возможность быть на небесах и видим величайшие богатства Божьей благости в Иисусе Христе.

Мы получаем преимущества навеки потому, что Бог есть Тот, Кто Он есть. Поэтому Он помогает нам поднимать голову в нашей тюрьме, меняет наши арестантские халаты на царские одежды и даёт нам возможность всю жизнь вкушать хлеб в Его присутствии.

Благодать проистекает из самой глубины Божьего сердца, из вызывающей благоговение непостижимой бездны Его святого существа. Канал, по которому Божья благодать приходит к людям,- это Иисус Христос, распятый и воскресший. Апостол Павел, который больше всех авторов Писания говорил о Божьей благодати и искуплении грехов, никогда не отделял Божью благодать от распятого Сына Божьего. В его учении они упоминаются вместе, в органичном единстве и неотделимо друг от друга. Наиболее полно и точно сформулирована эта тема в его Послании к Ефесянам: «...предопределив усыновить нас Себе чрез Иисуса Христа, по благоволению воли Своей, в похвалу славы благодати Своей, которою Он облагодатствовал нас в Возлюбленном, в Котором мы имеем искупление Кровию Его, прощение грехов, по богатству благодати Его» (Еф. 1, 5-7).

Также и Иоанн в своём Евангелии описывает Иисуса Христа как посредника, через которого Божья благодать достигает человечества: «Ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа» (Ин. 1: 17). Но именно здесь легко сбиться с пути и уйти далеко от истины; некоторые люди так и сделали. Основываясь только на этом стихе вне его связи с другими частями Священного Писания, в котором излагается учение о Божьей благодати, они сделали вывод, что Моисей знал только закон, а Христос знает только благодать. Таким образом, они представили Ветхий Завет как книгу закона, а Новый Завет - как книгу Божьей благодати. Но истина совсем в ином.

Закон был дан людям через Моисея, но происходил он не от Моисея. Он существовал в сердце Бога ещё до того, как был сотворён мир. На горе Синай он стал сводом законов для израильского народа, но нравственные принципы, изложенные в нём, вечны. Никогда не было такого времени, когда закон не представлял бы волю Бога для человечества, и никогда не было такого времени, когда нарушение закона не влекло бы за собой наказания, хотя Бог весьма терпелив и не всегда строго наказывал за злые дела, совершаемые по неведению. Убедительные аргументы апостола Павла, изложенные в третьей и пятой главах Послания к Римлянам, проясняют этот вопрос. Источник христианской морали - любовь Христа, а не закон Моисея; и всё же принципы морали, содержащиеся в законе, не были упразднены. Не существует никакого привилегированного класса, свободного от соблюдения праведности, предписанной законом.

Действительно, Ветхий Завет - книга закона, но не только закона. Перед всемирным потопом Ной «обрёл благодать пред очами Господа» (Быт. 6, 8), а после дарования закона Бог сказал Моисею: «...ты приобрёл благоволение в очах Моих...» (Исх. 33:17). Да и разве может быть иначе? Бог всегда будет Самим Собой, а благодать - свойство Его святого существа. Он может скрывать Свою благодать не более, чем солнце может скрывать свой яркий свет. Люди могут бежать от солнечного света во тьму и в уходящие вглубь земли пещеры, туда, где затхлый воздух и где стены покрыты плесенью, но эти люди не могут погасить солнце. Точно так люди могут, считая себя свободными от тех или иных обязательств, игнорировать благодать Бога, но они не могут уничтожить её.

Если бы времена Ветхого Завета были временами сурового, непреклонного закона и ничего больше, то окраска раннего периода библейской истории была бы менее яркой, чем та, которую мы видим. Не было бы Авраама - друга Божьего; не было бы Давида - человека по сердцу Божьему; не было бы ни Самуила, ни Исаии, ни Даниила. Одиннадцатая глава Послания к Евреям, в которой подчёркивается духовное величие Ветхого Завета, осталась бы непонятной и ненужной. Благодать Божья делала святость возможной во времена Ветхого Завета так же, как и сегодня.

Никто ещё не был спасён иначе, как по благодати Божьей, начиная от Авеля и до настоящего времени. С тех пор как человечество было изгнано из Эдемского сада, никто ещё не снискал расположения Бога иначе, как по причине Его доброты. И где бы ни находила человека благодать Божья, это всегда происходило через Иисуса Христа.

Благодать Божья действительно произошла через Иисуса Христа, но ей не нужно было ждать Его рождения в яслях или Его смерти на кресте, так как она действовала и до этого. Христос - Агнец, предназначенный для заклания ещё прежде сотворения мира. Первый человек в истории, примирившийся с Богом, сделал это через веру в Христа. В прежние времена люди жили в ожидании искупительной деятельности Христа; теперь же, когда это событие совершилось, люди постоянно возвращаются к нему, но как тогда, так и теперь они приходят к Богу по Его милости, через веру.

Нам также следует иметь в виду, что благодать Бога бесконечна и вечна. У неё не было начала и не будет конца; будучи свойством Бога, она безгранична, как сама бесконечность.

Вместо того чтобы пытаться понять это как богословскую истину, лучше и проще было бы сравнить Божью благодать с нашей нуждой в ней. Мы никогда не узнаем, насколько велик наш грех, и в этом нет необходимости. Но мы должны хорошо уяснить для себя следующее: «Когда умножился грех, стала преизобиловать благодать» (Рим. 5: 20).

Умножить грех - вот самое плохое, что мы могли и можем сделать. Слово «умножить» указывает на предел наших ограниченных способностей; и хотя мы чувствуем, что наши пороки поднимаются над нами, словно гора, всё-таки гора имеет определённые границы: она имеет определённую ширину, определённую высоту, определённый вес. Но кто сможет определить безграничную благодать Бога? Она «преизобилует», уводя наши мысли в бесконечность и оставляя их там. Хвала Богу за Его великую и неизреченную благодать!

Мы, чувствующие себя разлученными с Богом, можем теперь поднять опущенную голову и посмотреть вверх. Благодаря искупившей наши грехи смерти Христа причины нашего изгнания из рая больше не существует. Мы можем вернуться, подобно блудному сыну, и нас встретят с радостью. Когда мы приближаемся к Эдемскому саду, который был нашим домом до грехопадения, пылающий меч убирают. Хранитель древа жизни отходит в сторону, когда видит, что приближается сын благодати.

Тозер. Э.У.

Выпуски